Андрей Паранич: «Чтобы состоять в реестре инвестсоветников, ИП нужно 100-150 тыс. рублей в месяц»

+4 -0
Аа +

Директор Ассоциации «Национальная лига финансовых советников» Андрей Паранич – о ситуации на рынке финансового консультирования, перспективе совершенствования правового поля, а также изменении планов развития ассоциации.

- Около года назад вступил в силу закон об инвестиционном консультировании. С тех пор реестр инвестиционных советников растёт и ширится, но практически исключительно за счёт банков, управляющих компаний и брокеров. Почему в реестре почти нет частных инвестсоветников? Схема не работает?

- Схема работает, но не совсем так, как мы ожидали, когда закон только появился и вступил в силу. Мы предполагали, что в реестр войдут большое количество инвестиционных советников - частных лиц, то есть индивидуальных предпринимателей и маленьких компаний. Они в реестр не вошли. Из всех советников, которые значатся в реестре Банка России (69 инвестиционных советников, по состоянию на 27.12.2019, - прим. ред.), только три-четыре – те, кого можно назвать независимыми организациями и частными лицами (большей частью это индивидуальные предприниматели). Остальные так или иначе связаны с брокерскими компаниями, банками и УК. Почему так получилось? Достаточно сложные нормы для исполнения ИП и маленькими организациями. Это требования по наличию контролёра в штате, переходу на основную систему налогообложения, ведению бухучёта для юридических лиц в системе ЕПС (единого плана счетов финансовых организаций), сдаче отчетности в Центральный банк в формате XBRL и так далее. То есть множество норм, которые очень привычны профессиональным участникам рынка ценных бумаг, но очень сложны для исполнения индивидуальным предпринимателям, которые никогда с этой историей не сталкивались. Для них это всё в новинку, в этом надо разбираться, и это, конечно же, затраты. По текущему правовому полю те, кто уже вошёл в реестр, оценивают свои затраты на ведение бизнеса, в соответствии с регулированием, для юридического лица примерно в 300 тысяч рублей в месяц, для ИП – в 100-150 тысяч рублей в месяц. Для небольшого консультанта это деньги неподъёмные. Банк России много делает для того, чтобы изменить нормативную базу и упростить вступление в реестр именно маленьким консультантам. Пока новых нормативных актов ещё не появилось, они только обсуждаются, но мы надеемся, что регулирование упростится, вступление в реестр станет легче, и регуляторная нагрузка станет существенно меньше – для того, чтобы позволить войти в реестр ИП, которые не зарабатывают колоссальные суммы и не могут тратить по 150 тысяч рублей в месяц только на то, чтобы состоять реестре Банка России.

- Год назад Вы в этой студии говорили, что инвестиционный советник не должен являться профессиональным участником рынка ценных бумаг. Вы по-прежнему настаиваете на этом тезисе?

- Я по-прежнему считаю, что норма включения индивидуального предпринимателя-инвестсоветника или даже маленького юридического лица в число профучастников рынка ценных бумаг – она избыточна. Это не значит, что я против регулирования этого рынка. Можно точно так же вести реестр инвестиционных советников в Банке России, но если при этом не называть инвестсветников профучастниками, то регулирование для них станет существенно легче и намного дешевле. Правда, это предполагает написание нового массива указаний Банка России, которые будут регулировать эту деятельность. Сейчас Банк России руководствуется тем, что было написано уже много-много лет назад для профучастников, а если не называть таковыми инвестсоветников, то придётся писать новую нормативку именно под данный конкретный сегмент рынка. Конечно, это сложнее. Но, на мой взгляд, это очень существенно упростит жизнь советникам.

- Ваша ассоциация планировала подавать документы в Банк России, чтобы стать саморегулируемой организацией инвестиционных советников. Эти планы в силе?

- Нет, наши планы поменялись достаточно быстро. 223-ФЗ о саморегулируемых организациях на финансовых рынках предполагает, что СРО должна иметь среди своих членов как минимум 26% рынка. Сейчас соотношение сильно не в нашу пользу, потому что мы рассчитывали именно на независимых инвестиционных советников, которые не аффилированы с банком либо брокерской компанией, а таких в реестре совсем мало. Существенно меньше, чем 26%.

- Среди них есть ваши члены?

- Есть. Но если мы будем получать статус СРО инветсоветников под законом о СРО на финансовых рынках, то мы не сможем выполнить норму в 26% рынка, поэтому от планов получения статуса СРО именно в этом направлении мы отказались. Однако мы планируем получить статус СРО финансовых советников (понятие более широкое). Финансовый советник не даёт индивидуальных инвестиционных рекомендаций, в терминах закона о рынке ценных бумаг, но оказывает широкий спектр других услуг. Это и финансовое планирование, и риск-профилирование, и Asset Allocation (стратегия формирования инвестиционного портфеля – прим. ред.) в простейшем виде (без выдачи конкретных индивидуальных инвестиционных рекомендаций), юридические консультации, налоговое право, планирование наследства и т.д. То есть это огромный круг вопросов, который может включать в себя индивидуальные инвестиционные рекомендации, но тогда финансовый советник должен будет войти в реестр Банка России. Мы планируем объединить финансовых советников, не выдающих индивидуальные инвестиционные рекомендации и не состоящих в реестре, в рамках СРО под общим законом о саморегулировании – 315-ФЗ.

- То есть это будет не обязательное саморегулирование?

- Да, это будет добровольное членство. И одна из наших важных задач – сделать членство в СРО финансовых советников «знаком качества». Мы как раз хотим создать сообщество, заключая договор с членом которого, клиент может быть уверен, что финансовый советник соблюдает стандарты СРО, находится под контролем. Такая сделка будет более комфортна для клиента, чем сделка с каким-то человеком, которого он нашёл в интернете и о котором он не знает вообще ничего.

- Видимо, с этим кардинальным изменением планов ассоциации связано и её переименование? Вы раньше назывались Национальная лига независимых инвестиционных советников, а теперь – Национальная лига финансовых советников.

- Совершенно верно. Именно поэтому мы поменяли название.

- Вы полностью отказались от идеи становиться СРО инвестиционных советников или, может быть, это вопрос времени?

- Ситуация может поменяться, если существенно поменяются нормы регулирования инвестсоветников, и среди наших членов появится много советников, входящих в реестр Банка России. На текущий момент это маловероятно.

- Год назад Вы говорили, что планируете разработать методологию контроля, проверок. В какой стадии эта работа, насколько она видоизменилась в связи со сменой ваших планов?

- Она особо не изменилась. Статус СРО в любом случае предполагает наличие контрольных органов, проведение проверок и реагирование на жалобы клиентов членов ассоциации. Но мы пока не получили статуса СРО. Как только это произойдёт – мы сразу же начнём разрабатывать внутренние нормативные документы.

- Насколько вы выполнили свои планы по количеству членов ассоциации? Год назад ваш прогноз был – 80 членов к концу 2019 года.

- Поскольку мы изменили направление движения, мы не делали активных шагов для увеличения количества членов, так как не очень понимали, что мы им предложим в текущей ситуации. Сейчас мы определились. СРО инвестиционных советников – это не то направление, которое нам сейчас нужно. Мы изменили свою стратегию и в 2020 году планируем начать уже достаточно активно привлекать членов в новый формат нашей организации.

- Всё-таки профсообщество продолжает обсуждать поправки в законодательство, часть послаблений уже введена. Правда, пока в основном для финансовых компаний, но для индивидуальных советников тоже никто не отменял перспективы улучшения условий. Вы участвуете сейчас в этом процессе или немножко отошли в сторону?

- Да, мы участвуем. Как минимум, мы наблюдаем за этим процессом. И когда мы имеем какое-то своё мнение, которое хотим высказать, мы, естественно, его высказываем – и Банку России, и законодателям. Сейчас направление движения достаточно понятное. Уже ясно, что статус профучастника у инвестиционного советника останется, никто не обсуждает его отмену. Но, с другой стороны, в закон о рынке ценных бумаг внесены положения, которые уже позволяют существенно улучшить положение инвестсоветников. Однако эти улучшения опираются на указания Банка России, проектов которых ещё не существует. Поэтому оценить их влияние пока невозможно.

- В частности, я слышала, идёт разговор о том, чтобы отменить для ИП требование держать контролёра…

- Новая версия закона о рынке ценных бумаг позволяет такое положение ввести, но это требует соответствующего указания Банка России. В законе не написано «отменить контролёра», а написано: «требования к системе внутреннего контроля устанавливаются Банком России». И если Банк России посчитает правильным для отдельных категорий профучастников разрешить отсутствие такой штатной единицы, как контролёр, то это, конечно, улучшит положение инвестиционных советников достаточно существенно.

- Наверное, из тех 150-300 тысяч рублей ежемесячных затрат на пребывание в реестре инвестсоветников, о которых Вы сказали выше, большая часть и есть – зарплата контролёра?

- Существенная часть, да. Но, тем не менее, и бухгалтерский учёт свою лепту вносит, так как общая система налогообложения увеличивает налоговую нагрузку – это и НДС, и другая ставка налога на прибыль. И ведение бухучёта, который стоит дороже при общей системе налогообложения, нежели при упрощёнке. То есть всё равно останутся затраты, которые будут удорожать деятельность инвестиционного советника, если он войдёт в реестр Банка России.

- Базовым стандартом введено понятие индивидуальной инвестиционной рекомендации. Многие ли советники скорректируют или уже скорректировали свою практику, чтобы не попадать под действие закона?

- Мне сложно это прокомментировать, потому что стандарт предполагает членство в СРО инвестиционных советников, но есть распространяется на них. Финансовые советники, которые не дают инвестиционных рекомендаций, просто должны для себя принять мысль, что если они всё-таки выдают индивидуальные инвестиционные рекомендации, то они попадают в статус нарушителей действующей нормативной базы. Но при этом пока не понятно, какая реакция на эти нарушения может последовать со стороны Банка России, прокуратуры, МВД или ещё кого-то. Нужно смотреть за правоприменительной практикой. Надеюсь, в этом году уже станет чётко понятно, что можно, что нельзя, и что бывает за нарушение нормативки, установленной для инвестиционных советников.

- Изменения в законодательстве о валютном контроле, новый закон о категоризации инвесторов. Какие ещё законодательные нововведения волнуют сейчас финансовых советников?

- Конечно, законодательство о валютном контроле, которое вводит отчётность по счетам зарубежных финансовых организаций, усложняет жизнь инвестору. Но мы не очень понимаем, на какие финансовые организации распространяется эта норма, а на какие нет. Например, очень распространённая практика – инвестирование за рубежом через полисы страхования Unit-linked, которые привязывают инвестиции человека к конкретному портфелю, находящемуся на балансе страховой организации. По нашему мнению, это не является счётом клиента в классическом понимании, и мы считаем, что по таким контрактам отчитываться в налоговую не нужно. Но тем не менее, есть недопонимание, мы написали запрос в Минфин, Банк России, и ждём ответов, как конкретно себя вести инвестору, если у него есть подобный договор с иностранной страховой организацией.

По категоризации… Сложно оценить, насколько повлияют новые нормы на жизнь инвесторов. В большинстве своём клиенты финансовых советников – это инвесторы неагрессивные. Сделки совершаются достаточно редко, и для них пройти тестирование по какому-нибудь интересующему классу активов – на мой взгляд, не очень сложная задача. Всё-таки люди достаточно осознанно принимают решения об инвестировании своих накоплений в тот или иной инструмент. И, возможно, такое тестирование будет даже дополнительным плюсом для финансового советника, потому что он будет чётко понимать, разобрался ли клиент в том, что предлагается приобрести. Но конкретная форма тестирования неизвестна. Непонятно, будет ли оно барьером или, скорее, подспорьем.

- Какие ваши планы на 2020 год уже в новом качестве – в качестве СРО финансовых советников?

- С точки зрения того, что происходит с инвестиционными советниками, - мы наблюдаем, участвуем в процессе и будем рады, если инвестсоветникам получить статус будет легче. В направлении финансовых советников мы развиваем организацию, планируем более активно приглашать членов в новую СРО. После получения статуса - это формирование стандартов и контроля за их соблюдением, создание знака качества финансового консультирования на базе стандартов СРО. И, конечно же, это проведение публичных мероприятий. К материалам по личным финансам мы фиксируем достаточно большой интерес как со стороны частных инвесторов, так и со стороны финансовых консультантов.

- Ваша традиционная уже конференция называется «Портфельные инвестиции частных лиц». То есть Вы не будете спорить с тем, что главный предмет интереса клиентов финансовых советников – это всё-таки инвестиции?

- Человек, который формирует свою финансовую стратегию, конечно, включает в неё инвестиции. Наверно, это один из самых сложных аспектов выстраивания личной финансовой стратегии. Инвестиционные инструменты очень разнообразны. Это разные юрисдикции, разные типы и классы активов, и именно в этом направлении разобраться сложнее, здесь появляется большое количество нововведений. В других классических инструментах такого движения нет: финансовое планирование – оно и есть финансовое планирование, это предмет относительно скучный. Налоговое право, конечно же, меняется, наследственное право меняется, но к ним нет такого жгучего интереса, как к инвестиционным технологиям.

- Традиционный вопрос. Какой Ваш прогноз по количеству членов ассоциации к концу 2020 года?

- Финансовых советников в стране порядка 2000 человек – это те, кто ведет действительно активную работу с клиентами. Наверно, правильно оценить количество потенциальных членов ассоциации на конец 2020 года – где-то человек 100-150. Это наиболее активные участники рынка, которые хотят формировать в обществе понимание, что финансовый советник – это нормальная профессия, которая существует в рамках правового поля без всяких нарушений, и что финансовые советники уважают клиентов и готовы соблюдать стандарты, установленные сообществом.

- Сейчас появляется огромное количество волонтеров в сфере финансовой грамотности. Для них какой-то вариант членства вы предусматриваете?

- Нет, волонтеры – это все-таки люди, которые хотят донести информацию до максимального количества людей. Вряд ли идет речь о глубоком личном консультировании. Работа финансового советника предполагает постоянный контакт с клиентом, отслеживание его дел и погружение в его жизнь. Построить грамотную финансовую стратегию можно только глубоко разобравшись с тем, что у человека происходит с деньгами. Сложно ожидать, что человек, который хотел бы иметь финансового советника, расскажет волонтеру всю свою финансовую подноготную. Все-таки это совершенно другая история.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все интервью »
+4 -0
1614

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Леонид Корнилов: «Чтобы сохранить норму прибыли, МФО нужно увеличивать свое присутствие на рынке» Леонид Корнилов: «Чтобы сохранить норму прибыли, МФО нужно увеличивать свое присутствие на рынке» О ситуации на рынке микрофинансирования и о практических аспектах работы МФО в ужесточившихся условиях регулирования порталу Finversia.ru рассказал Леонид Корнилов, управляющий партнер финансовой группы Finbridge, в состав которой входят несколько финансовых сервисов, в том числе крупные МФО «Деньги сразу», OneClickMoney и другие. Александр Мурычев: «Перед нами стоит серьезная задача создания межотраслевых центров оценки квалификаций» Александр Мурычев: «Перед нами стоит серьезная задача создания межотраслевых центров оценки квалификаций» Об итогах работы СПКФР в 2019 году и планах на 2020 год в интервью Finversia.ru рассказывает председатель Совета по профессиональным квалификациям финансового рынка (СПКФР), исполнительный вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Мурычев. Живой родник благочестивых традиций Живой родник благочестивых традиций О промысле Божьем, о расколах и монашестве, о канонах и догматах с настоятелем Свято-Георгиевского Мещовского монастыря Калужской области архимандритом Георгием побеседовал главный редактор журнала «Банковское дело» Владимир Нестеренко.

Трейдинг с Яном Артом
[_$Blocks_DefaultController:render(17)]

Новости »

[_$Blocks_DefaultController:render(32)]