Среда, 22.09.2021
×
Эльвира Набиуллина, Центробанк - о кредитах, о депозитах, о ключевой ставке, об обмане россиян

Алма Обаева: Слишком высокие банковские комиссии тормозят «безналичную» экономику

+6 -0
Аа +

Алма Обаева, председатель правления НП «НПС», рассказала порталу Finversia.ru о том, как Россия переходит на безналичные и почему главное препятствие на этом пути - завышенные банковские комиссии.

- Когда Россия станет «безналичной страной»?

- Россия идёт к этой цели, и темпы движения вполне удовлетворительны. Конечно, мы середнячки, даже нижний край. Как вы знаете, есть лидеры: это Швеция с соотношением денежной массы к безналичным платежам в 1,8%. Они уже, фактически, перешли на безнал. В России коэффициент 19 и это много. В Казахстане и Белоруссии ситуация чуть лучше, но, в отличие от них, у нас стабильно снижающаяся динамика. То есть, за последние семь лет коэффициент опустился с 27% до 19%. А у них как было 14-15%, так и осталось. У Южной Кореи - 3,5%, у Китая – 6%. Нам есть куда стремиться. За последние годы у нас улучшилась инфраструктура для оплаты картами. В России всегда больше снимали наличные, чем пользовались картой для оплаты, но вот, наконец, в этом году мы преодолели важный психологический рубеж в 50%. Сегодня мы 45% всех своих средств продолжаем снимать, но уже 55% приходится на покупки по карте. Из них примерно по половине приходится на операции в торговых точках и на переводы.

Все материалы Finversia-TV

- Каковы основные причины? Понятно, что за последние 7 лет в стране появились и современные высокотехнологичные банки, и обширные сети терминалов. А, с другой стороны, у людей теперь по 3 карты.

- И даже больше. По последним данным, с учётом карт «Мир», выпущенных карт у нас больше 250 млн. Колоссальное количество пластика для такого размера страны. Но это не все, у нас открыто под 800 млн счетов физическим лицам.

- Никто не знает, зачем?

- Как мне ответили в Банке России, это договоры по банковским счетам и по открытию вкладов. Если по вкладам более-менее понятно, то вот по картам получается как-то не очень. Получается, что банки открывают клиентам пластик фактически под каждое направление: для валютных - один, для рублёвых – другой, для получения зарплаты - третий и так далее. А ведь это издержки для банка, это комиссии для нас, клиентов. Столько счетов, конечно, не нужно - должны быть мультивалютные счета, мультиинструментальные.

- Кто будет это делать?

- У банков нет методологического препятствия сделать так, чтобы у клиента был один счет. Но, к примеру, Сбербанк продолжает открывать мне каждый раз новую карту и новый счет.

- Наверное, чтобы отчетность была красивой?

- Если говорить про Сбербанк, у них сложная проблема, они не могут меня идентифицировать в другом территориальном подразделении. Условно, если в Москве меня «видят», то в соседнем регионе – уже нет.

- А поэтому, в каком отделении открывали карту – туда и идите?

- Получается так. Справедливости ради, надо отдать должное Герману Оскаровичу, который работает над этим, но дело в том, что еще с советских времен в его банке есть фундаментальные проблемы с АБС.

- Уверен, что Грефу даже такая задача по зубам. Вернемся к безналичным. Есть шанс «стать» шведами? Ну ладно не шведами, а американцами? У них как с наличными?

- В США – 10%. Но есть другой пример – Индия, за последний год они улучшили коэффициент с 12% до 6%. Добились колоссального рывка, но чего это стоило. Представьте, как миллиард индусов выстроилось в банковские офисы сдавать купюры! Суициды, волнения, людей затаптывали. У каждого индуса теперь идентификационная карта. Они даже внедрили идентификацию по радужке глаза. Конечно, таким путём нам идти не надо. Хотя у наших министров и были порывы форсировать переход на безналичный оборот, ограничив верхнюю планку по операциям с наличными.

- Как, например, в Дании?

- И в Италии, и в Греции и во многих других европейских странах. Где-то невозможно оплатить товар или услугу наличными, если чек выше 500 евро. В России была дискуссия на эту тему между Минфином и ЦБ. Минфин хотел форсировать, в ЦБ же возражали, что для подобных революций нет адекватной инфраструктуры. Однако, согласно последним законодательным новациям, теперь все торговые точки с оборотом выше 40 млн рублей обязаны принимать карты. Возможно, вопрос о новых ограничениях вновь будет поднят.

- Это все хорошо, но принимать карты для магазина очень дорого…

- Совершенно верно, это самая большая проблема. В нашей стране это больше 2% в оффлайне и 3% - в онлайне. Парадокс, но считается, что электронная коммерция более рисковая. 2% - чудовищная комиссия. Вот когда инфляция у нас была 13-15%, комиссия в 2% не так смотрелась дорого. Но сегодня, извините, у нас инфляция уже под 2%! В США, к примеру, комиссия interchange fee составляет 0,2% по дебетовым картам и 0,3% – по кредитным. У нас interchange fee составляет 1,5-1,6%. Во сколько раз выше! Одна сеть спортивной одежды и электроники как-то подсчитала, что в год эта комиссия выливается в 1 млрд рублей. На мой взгляд, это недопустимые размеры. Сегодня малый и низкомаржинальный бизнесы не могут себе позволить такую роскошь. Недавно, кстати, я столкнулась с ситуацией, когда за один и тот же товар мне выставили разные ценники – дороже по безналу. Но магазин, конечно не на того напал. По закону у нас не может быть разной цены, запрещено. Но они не хотели меня обмануть, конечно же. Я считаю, что для торговой точки interchange fee должен быть 0,3-0,5% максимум. То есть, снижать надо в 4-5 раз.

Если банки не готовы снижать комиссию, нужно искать альтернативные способы. Выходы есть. Существует технология QR-кода, когда просканировав код с помощью мобильного приложения, товар оплачивается напрямую с вашего банковского счета.

Алма Обаева, председатель правления НП «НПС»
Алма Обаева, председатель правления НП «НПС»
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru

- Это уже возможно в России?

- Начинают применять, но не так это пока распространено, как карты, конечно. QR-код - трёхмерное штрихкодирование. Вы видите иногда такой код на платёжках. У меня перед глазами ролик от системы Alipay, где дедушка, который продает помидоры, прикрепил QR-код на дерево и каждый может оплатить товар, просканировав его. То есть просто распечатал на бумажке. Ничего сверхвеликого тут нет, но это направление нужно развивать. Я слышала, что Сбербанк заинтересовался такой технологией.

- Наш регулятор как то собирается подталкивать процесс?

- Наш регулятор волею судьбы еще отвечает за одну из платежных систем – «Мир». Они озабочены торговой уступкой. Помимо того, что она высокая, для магазина расчёты по картам занимают слишком много времени - зачисления идут на следующий день в лучшем случае. Я знаю, что в ЦБ думают над снижением размера interchange fee. В программе Национальной системы платёжных карт прописаны приоритеты, связанные с новыми инструментами и QR-код рассматривается как одна из технологий.

- Ещё один вопрос, который не могу не задать – встречная реакция людей. Когда государство силком тянет людей в это светлое безналичное будущее, а люди, напротив, голосуют кэшем. Это больше, конечно, философская проблема. Есть ли такие движения в России?

- Под этим, конечно же, есть основа. Но она скорее не экономическая – фундаментальная. Федеральная налоговая служба поддалась искушению получать информацию и по операциям по безналичным расчётам и по операциям по наличным расчётам. Но это излишне - когда вы оплачиваете картой, вам выдают два чека – по операции с картой и по операции за товар. Вот зачем это?! Но в ФНС очень хорошо понимают, что такое big data. Ведь в чеке присутствует не только информация о цене сделки, там указываются и время покупки, и вид товара и многое другое.

- Это шикарная big data.

- Колоссальная big data! Если такой интерес есть у госорганов, то что уж говорить о коммерсантах? Поэтому люди обеспокоены, в чьих руках может оказаться информация, есть справедливые опасения по поводу безопасности данных. Сейчас идёт дискуссия на эту тему. С другой стороны, платить кэшем тоже не выход. Тут не меньше рисков – могут обокрасть, фальшивомонетчики, опять же. И возникает третий путь – криптовалюты.

- Последний вопрос – про Совет по развитию профессиональных квалификаций финансового рынка, в котором Вы состоите. Это новая реформа, какие там новости?

- Это большой, долгий и сложный путь, мы только в его начале. Сейчас ряд организаций проходят аттестацию, чтобы стать ЦОКами – Центрами оценок квалификаций. Пока реформа не приняла массовый характер, но мы ожидаем, что процесс будет бурным. Это в интересах всех нас – ведь в зависимости от нашей квалификации будет начисляться и зарплата. Как вы понимаете, вопрос стоит особенно остро на фоне активного проникновения искусственного интеллекта в нашу жизнь.

Алма Обаева, председатель правления Национального платежного совета

Окончила Алма-Атинский институт народного хозяйства по специальности «Экономика торговли», доктор экономических наук.
В 1993-1995 годах принимала участие в реформе бухгалтерского учёта центрального и коммерческих банков в Казахстане, затем в реформе платёжной системы страны.
С 1995 года - глава представительства Национального банка Казахстана в России.
В 1998-2002 годах – работала в Банке России.
В 2002-2007 годах – главный бухгалтер, с 2004 года - заместитель председателя правления банка «Москоммерцбанк».
В 2007-2013 годах вновь работала в Банке России. При её участии подготовлены и утверждены материалы концептуального характера по стратегии развития национальной платёжной системы.
С февраля 2014 года - председатель правления некоммерческого партнёрства «Национальный платёжный совет».
Действительный член Российской академии естественных наук (РАЕН), имеет более 50 опубликованных научных работ, в том числе 5 монографий. Преподаёт в Финансовом университете при Правительстве России.

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Владимир Костюков: «Торговля на финансовых рынках – это вечная борьба со своим страхом и жадностью» Владимир Костюков: «Торговля на финансовых рынках – это вечная борьба со своим страхом и жадностью» В интервью журналу «Юрист спешит на помощь» заместитель генерального директора ВТБ Капитал Форекс Владимир Костюков рассказал, за счет чего растет клиентская база компании, какие новые классы активов набирают популярность у российских инвесторов и в каком случае клиент получает статус квалифицированного инвестора автоматически. Юрий Колесников: «Краудлендинг – квинтэссенция диверсификации, надежности и возвратности вложений» Юрий Колесников: «Краудлендинг – квинтэссенция диверсификации, надежности и возвратности вложений» О том, как устроена работа инвестиционной платформы в формате социальной сети, в чем заключается уникальность краудлендинга, каковы перспективы его развития в России и что ждет профессию юриста в будущем – Юрий Колесников, соучредитель краудлендинговой платформы Money Friends, заведующий кафедрой финансового права ЮФУ, в интервью журналу «Юрист спешит на помощь». Анастасия Бордовских: «Чем шире наши познания о риске, тем больше мы им обеспокоены» Анастасия Бордовских: «Чем шире наши познания о риске, тем больше мы им обеспокоены» Как современное общество относится к риску, почему климатические изменения приведут к более жесткой политики со стороны государств и можно ли полностью рассчитывать на рейтинги политического риска при анализе инвестиционного климата? Об этом специально для журнала «Юрист спешит на помощь» рассказала колумнист французского геополитического журнала La Revue, старший научный сотрудник кафедры политического анализа факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова, кандидат политических наук Анастасия Бордовских.

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Новости »

Корпоративные новости »