Суббота, 07.12.2019
×
ИИС: как работает, чем привлекает, какие вопросы вызывает?

Российская экономика в 2018 году. Тенденции и перспективы

+4 -0
Аа +

Институт экономической политики имени Е.Т. Гайдара публикует годовой отчет «Российская экономика в 2018 году. Тенденции и перспективы». Эксперты подводят итоги 2018 года и подчеркивают, что социально-экономическая ситуация в России остается сложной и выделяют ряд ключевых характеристик нынешней ситуации.

1. В России наблюдается экономический рост, однако его темп существенно отстает от среднемирового. Большое внимание вызвала переоценка Росстатом темпов экономического роста в начале 2019 г. – с 1,6–1,8% (по официальным прогнозам) до 2,3%. Хотя, по оценкам Минэкономразвития, это «ускорение» является временным, и в 2019 г. рост будет примерно на уровне потенциального.

2. Экономический рост важен не сам по себе, а как показатель роста общественного благосостояния. Между тем реальные располагаемые доходы населения продолжают снижаться уже пятый год подряд. Численность населения с доходами ниже прожиточного минимума остается на уровне, близком к 20 млн человек.

3. В 2018 г. безработица опустилась ниже 5%, зафиксирован рост реальной зарплаты (на 6,8%), расходов на конечное потребление домашних хозяйств (на 2,2%) и розничного товарооборота (на 2,6%). Таким образом, рост потребления обгонял рост доходов.

4. В условиях стагнации реальных доходов существенно увеличилось кредитование населения. Прирост задолженности по всем кредитам составил 2,7 трлн руб., ипотечной задолженности – 1,2 трлн руб., тогда как объем банковских вкладов вырос более чем на 2,5 трлн руб. Прирост кредитов обогнал прирост вкладов впервые с 2014 г. Эти данные могут свидетельствовать как о нехватке собственных средств (потребление за счет кредитов), так и о стабилизации ситуации, что позволяет людям брать кредиты. Еще одной проблемой становится то, что проценты по кредитам превышают темпы роста номинальных доходов населения, это приводит к росту доли платежей, связанных с обслуживанием задолженности перед банками, в совокупных расходах домашних хозяйств.

5. Исключительно благоприятной сохраняется макроэкономическая ситуация. Государственный долг – очень низкий при близком к нулю долге, номинированном в иностранной валюте. После шести лет дефицитного финансирования федеральный бюджет сведен с профицитом в 2,7% ВВП, причем ненефтегазовый дефицит продолжал снижаться, что означает ослабление зависимости бюджета от динамики цен на углеводороды. Потребительская инфляция колеблется вокруг целевого уровня 4%. Растут международные резервы Банка России. Пожалуй, единственным тревожным индикатором стал беспрецедентно высокий за минувшее десятилетие индекс цен производителей – 11,7%, что может свидетельствовать о рисках инфляционного скачка в будущем.

6. Невысокой остается инвестиционная активность – прирост 4,3% (в 2017 г. 4,8%). Особенно это касается частных инвестиций, что должно быть важнейшим индикатором не только устойчивости собственно экономического развития, но и уровня доверия к социально-экономической политике власти.

7. В 2018 г. выросла социальная напряженность в обществе, что в значительной мере стало результатом недовольства граждан повышением пенсионного возраста. Хотя Россия одной из последних среди стран сопоставимого уровня развития приняла это решение, оно было негативно воспринято в обществе. Данное обстоятельство в течение некоторого времени будет оставаться значимым фактором социально-экономической политики, который придется учитывать при принятии других решений экономического и политического характера.

В такой ситуации повышение темпов экономического роста и обеспечение устойчивого роста благосостояния становятся ключевыми задачами – не только экономическими, но и политическими. На их решение нацелен программный Указ Президента РФ от 7 мая 2018 г. предусматривающий осуществление сложного комплекса мероприятий макроэкономического, институционального и структурного характера. Однако при выработке программы мер необходимо соблюдать ряд условий. Во-первых, экономический рост должен сопровождаться технологической модернизацией и ростом благосостояния. Во-вторых, его нельзя обеспечивать ценой макроэкономической дестабилизации, т.е. неконтролируемого повышения государственного долга и бюджетного дефицита. В-третьих, рост должен продолжаться в средне– и долгосрочной перспективе, а не ограничиваться краткосрочным скачком с последующими спадом или стагнацией. Это особенно важно, поскольку существуют реальные противоречия между мерами, обеспечивающими кратко– и долгосрочный рост. В-четвертых, институциональные изменения, необходимые для роста, не должны вести к социально-политической дестабилизации страны.

Национальные цели и национальные проекты

Авторы выделяют ряд особенностей Указа Президента 2018 г. и отмечают, что разработчиками учен предыдущий опыт:

  • определение в качестве ключевых отраслей человеческого капитала и инфраструктуры. Особо выделяется цифровизация, но, по сути, она концентрирует в себе обе названные группы проблем;
  • намеченные цели и приоритеты адекватны современным технологическим, экономическим и социальным вызовам. Более того, схожие задачи стоят перед всеми развитыми и ведущими развивающимися странами, что видно из анализа программ правящих в них партий;
  • как было отмечено выше, в Указе 2018 г. акцент перенесен на решение задач предложения, т.е. экономического роста, основанного на инвестициях. Иными словами, драйвером реализации проектов становятся не издержки (рост зарплат), как в 2012–2017 гг., а инвестиции;
  • финансирование намеченных проектов предполагается почти исключительно за счет средств федерального бюджета, т.е. без дополнительного обременения региональных бюджетов. Вопрос об объеме и источниках финансирования решался еще на этапе разработки федеральных документов и учитывался в федеральном бюджете. Из 25,7 трлн руб., предусмотренных на реализацию нацпроектов, на региональные бюджеты приходится 4,9 трлн руб.;
  • регионы должны подписать с федеральным правительством соглашения, содержащие обязательства по достижению национальных целей в результате освоения соответствующих бюджетных средств.

Вместе с тем с началом разработки и реализации конкретных федеральных проектов выявились проблемы и противоречия, которые требуют серьезного обсуждения и уточнения.

Макроэкономика и санкции

Санкции стали значимым фактором при обсуждении текущих и перспективных проблем социально-экономической динамики и экономической политики. В 2018 г. в общественном сознании, похоже, окончательно утвердилось представление о том, что санкции введены всерьез и надолго, и задача не сводится к тому, чтобы просто перетерпеть их в течение обозримого периода.

  1. Санкции, как правило, не дают немедленный результат. Нередко они способствуют консолидации сил и политической системы в подпавшей под них стране. В некоторых случаях они позволяют даже улучшить экономическую ситуацию.
     
  2. Новейший опыт применения санкций показывает, что наибольшие проблемы вызывает связанная с ними неопределенность. Характер ожидаемых санкций и сроки их возможного введения, будучи растянуты во времени, дестабилизируют социально-экономические процессы и не позволяют быстро адаптироваться к возможным вызовам. Это провоцирует колебания на финансовых рынках, усиление волатильности рубля, отказ зарубежных инвесторов от сотрудничества с российскими компаниями, отток капитала.
     
  3. Еще одно, самое неприятное, последствие санкций – риски технологического отставания. В современном мире эта проблема становится особенно острой, поскольку технологический прогресс имеет глобальный характер, и устойчивое социально-экономическое развитие требует участия в глобальных цепочках создания стоимости. Наиболее наглядно это демонстрирует динамика прямых иностранных инвестиций, приток которых в 2018 г. сократился до исчезающего значения в 1,9 млрд долл. по сравнению с 27,1 млрд долл. в 2017 г. (ниже было только в 1994 г. – 0,6 млрд долл.).

В подобной ситуации необходимо нейтрализовать риски, связанные с санкциями, и одновременно бороться за их отмену, видя в них неадекватный инструмент современных политических и экономических отношений. Такую политику можно назвать стабилизацией санкционного режима. В ее рамках целесообразны следующие действия:

  1. Формирование собственной повестки, причем активной, а не реактивной. Санкции должны опираться на собственную логику политического процесса, а не быть реакцией на действия «партнеров». Иными словами, можно, например, отказываться от контрсанкций в пользу собственной позитивной повестки.
     
  2. Выстраивание инфраструктуры санкций, предполагающей не столько принятие зеркальных ответов (контрсанкций), сколько выработку среднесрочной политики с учетом действия санкций. Правильным шагом в этом отношении стало формирование в Министерстве финансов Департамента контроля за внешними ограничениями – аналога американского Управления по контролю за иностранными активами (OFAC), который предназначен для выработки соответствующей политики.
     
  3. Либерализация. Опыт ряда стран (в том числе Китая начала 1990-х годов) показывает, что эффективным способом нейтрализации санкций служит экономическая либерализация при политической консолидации. Это означает создание максимально благоприятных условий для национального бизнеса (и бизнеса вообще) – прежде всего снижение административного вмешательства, ослабление контрольно-надзорного давления. Однако для этого необходима не только политическая воля, здесь требуются сложные институциональные решения.
     
  4. Углубление международной интеграции национального бизнеса. Вовлеченность отечественных компаний в глобальный рынок усиливает взаимную зависимость от санкций. Чем больше страна и конкретная фирма интегрированы в мировой рынок, тем сложнее вводить против нее санкции.

Реальный сектор экономики. Динамика и структура экономического спроса

Характер развития экономики в 2017–2018 гг. в отличие от условий предыдущих двух лет определялся одновременным ростом спроса на внешнем и внутреннем рынках. При относительно благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре и устойчивом сохранении позитивной динамики экспорт в 2018 г. составил 119,4% (по методологии СНС) относительно 2014 г. С ускорением темпов роста физических объемов экспорта до 6,3% вклад чистого экспорта в ВВП в 2018 г. повысился до 3,5% при показателе 2,8% годом ранее в сопоставимых ценах и, соответственно, до 10,0% против 5,3% в текущих ценах.

Прирост чистого экспорта оказывал существенное воздействие на динамику и структуру формирования ВВП и компенсировал ослабление динамики внутреннего рынка. При этом следует отметить, что рост импорта дал дополнительный импульс к росту производства отечественных товаров для внутреннего рынка. Замедление темпов роста импорта до 103,8% относительно предыдущего года и снижение его вклада в валовые ресурсы привело к торможению динамики внутреннего рынка. При изменении конъюнктурных факторов темпы расширения внутреннего рынка в 2018 г. замедлились до 1,8% против 3,9% в 2017.

Оборот рынка продовольственных товаров в 2018 г. увеличился на 1,7%, непродовольственных товаров – на 3,4%, платных услуг населению – на 2,5% и общественного питания – на 3,7 относительно предыдущего (2017) года.

Следует отметить и особенности формирования ресурсов внутреннего потребительского рынка. Из-за сокращения потребительского спроса в связи со снижением доходов населения и ослаблением курса рубля в ресурсах розничной торговли фиксировалось повышение доли товаров отечественного производства до 65% в 2017 г., в том числе в ресурсах непродовольственного рынка – до 77%. В 2018 г. в структуре товарных ресурсов розничного рынка доля товаров собственного производства составила 64%. В 2018 г. удельный вес товаров и услуг для внутреннего рынка в общем объеме отечественного производства товаров и услуг снизился на 1,0 п.п. относительно предыдущего года.

Особенностью 2017–2018 гг. стало восстановление роста конечного потребления после двухлетнего падения. В 2018 г. при росте ВВП на 2,3% конечное потребление домашних хозяйств увеличилось на 2,2% и инвестиции в основной капитал – на 4,3% относительно предыдущего года. Однако состояние и потребительского и инвестиционного рынков в 2018 г. оставалось ниже показателей 2014 г. Денежные расходы населения в номинальном выражении в 2018 г. составили 57 520,9 млрд руб., на покупку товаров и оплату услуг население израсходовало 56 625,2 млрд руб., прирост сбережений населения составил 6371,0 млрд руб. и уменьшился на 13,9% по сравнению с предыдущим годом.

Динамика и структура денежных доходов населения характеризовались увеличивающейся социально-экономической дифференциацией и неравномерностью распределения доходов населения и заработной платы. Высокое неравенство в распределении доходов и заработной платы является фактором, сдерживающим темпы экономического роста. В 2018 г. коэффициент концентрации доходов составил 0,410 и коэффициент фондов – 15,3 раза.

Развитие жилищного строительства и сферы жилищных услуг в государственных программных документах определено приоритетным направлением повышения качества жизни и драйвером модернизации социальной сферы и экономики. Ввод общей площади жилья в расчете на 1000 человек вырос с 207 кв. м в 2000 г. до 513 кв. м в 2018 г. Средняя площадь жилых помещений, приходящаяся на одного жителя, в целом по экономике составляет 24,9 кв. м. Однако благоустройство жилищного фонда характеризуется довольно низкими показателями. В городском жилищном фонде водопроводом оборудовано 91% жилого фонда, водоотведением – 89%, централизованным отоплением – 93% и горячим водоснабжением – 82% жилого фонда.

В сельской местности не оборудовано водопроводом 41% жилого фонда, водоотведением – 52% и газом – 27%. В жилищно-коммунальном комплексе растет износ основных фондов и аварийность, высоки потери ресурсов, низкая энергоэффективность. В 2017 г. удельный вес тепловых сетей, нуждающихся в замене, составил 29%, водопроводных и канализационных сетей – соответственно 42,3 и 43,6%. Централизованным водопроводом пользуются только 90% домашних хозяйств. Более 2/5 домашних хозяйств используют дополнительные средства очистки воды. Ситуация осложняется отсутствием современных систем водоотведения почти в четверти жилого фонда, что негативно отражается на экологических характеристиках безопасности проживания.

В 2017–2018 гг., по оценкам, 13,4% домашних хозяйств намеревались улучшить жилищные условия путем долевого строительства и покупки другого жилья и только 11% рассчитывали на улучшение жилищных условий в связи со сносом дома или с постановкой на очередь. Среди домохозяйств, собирающихся купить другое жилье, почти каждое третье домохозяйство планирует построить жилой (индивидуальный) дом для постоянного проживания. Основными источниками денежных средств на покупку или строительство нового жилья являются ипотека, средства от продажи имеющегося жилья и сбережения. В 2018 г. фиксировалась восстановление ипотечного рынка: выдано 1,47 млн ипотечных кредитов на сумму 3 трлн руб. Факторами, поддерживающими развитие ипотеки, в последние годы стали замедление инфляции, постепенное снижение уровня процентных ставок, рост рынка нежилой недвижимости с высокой дифференциацией ценового предложения.

Необходимость повышения расходов на финансирование инвестиционных проектов в здравоохранении определяется низким уровнем благоустройства зданий лечебно-профилактических организаций. Степень износа основных фондов в здравоохранении составляет 57,0% (при среднем показателе по экономике 48,1%), коэффициент ввода в действие основные фондов – 2,2% (4,4%). В 2017–2018 гг. более 1/4 зданий стационарных и 1/5 амбулаторных учреждений нуждались в реконструкции и капитальном ремонте.

Решение проблем модернизации здравоохранения требует как увеличения масштабов капиталовложений, так и изменения их структуры. В соответствии с изменением подходов к предоставлению медицинских услуг в здравоохранении увеличился ввод амбулаторно-поликлинических учреждений при сокращении ввода больничных организаций. С переходом к новым технологиям в здравоохранении повышается спрос на современное медицинское оборудование, технологически оснащенные виды транспортных средств, на средства связи, телекоммуникационное оборудование, цифровую технику, программное обеспечение и защиту интеллектуальной собственности. В затратах организаций здравоохранения на информационно-коммуникационные технологии почти 1/4 приходилась на приобретение вычислительной и оргтехники и 15% – на программное обеспечение.

На инвестиции в образование в 2017–2018 гг. приходилось 1,4% общего объема инвестиций в основной капитал в целом по экономике. При сложившейся структуре финансирования инвестиционных расходов на социальную сферу в 2018 г. в общеобразовательных и дошкольных образовательных организациях было создано 142,3 тыс. новых ученических мест, что на 14,6 тыс. меньше показателя 2016 г. Это определяет снижение охвата детей учреждениями дошкольного образования, а также сохранение высокого уровня обучающихся в общеобразовательных учреждениях во вторую и третью смены. Следует также учитывать низкое материально-техническое оснащение образовательных учреждений, износ основных фондов в которых достигает 50%, а коэффициент обновления находится на уровне 2,5% (4,2% в целом по экономике).

Строительство новых и реконструкция действующих школ, в том числе путем строительства объектов инфраструктуры, позволит увеличить к 2025 г. число новых ученических мест на 100 тыс., из них почти 25 тыс. – для детей, проживающих в сельской местности и поселках городского типа. Развитие и модернизация сети учреждений профессионального и высшего образования предполагает увеличение учебно-лабораторных площадей и качественные изменения в уровне их обеспеченности современными оборудованием и цифровой техникой. Решение такой важной задачи предполагает существенное увеличение масштабов инвестиций в этот вид деятельности. Доля капитальных вложений в развитие объектов культуры, спорта и туристско-рекреационной инфраструктуры повысилась до 2,0% в 2018 г. В период 2014–2018 гг. число учреждений физической культуры, спорта возросло на 5,6%.

Динамика и структура производства в нефтегазовом секторе

Результаты 2018 г. свидетельствуют о положительных эффектах проведенного в нефтяном секторе первого этапа налогового маневра – структурной реформы налоговой системы, предусматривающей поэтапное снижение экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты и повышение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). В соответствии с принятыми на 2015–2018 гг. параметрами налогового маневра предельная ставка экспортной пошлины на нефть была снижена с 59% в 2014 г. до 30% с 2017 г., а ставка экспортной пошлины на мазут повышена с 66 до 100% от ставки экспортной пошлины на нефть. Такая перестройка налоговой системы создала стимулы для модернизации нефтеперерабатывающих мощностей и привела к изменению ряда сложившихся тенденций.

Проведение налогового маневра привело к изменению сложившихся тенденций. Среди новых тенденций, проявившихся в 2015–2018 гг., следует выделить, во-первых, повышение глубины переработки нефти и снижение производства мазута, во-вторых, увеличение экспорта сырой нефти и уменьшение экспорта нефтепродуктов в результате сокращения менее эффективного экспорта мазута, в-третьих, снижение объемов переработки нефти, объясняемое первыми двумя факторами.Глубина переработки нефти в России повысилась с 72,4% в 2014 г. до 82,1% в 2018 г., что является историческим максимумом. Увеличилось производство бензина и дизельного топлива, производство мазута сократилось на 37,2%. Доля направляемой на переработку нефти в ее добыче снизилась с 55,9 до 52,3%. Экспорт нефтепродуктов уменьшился на 8,9%.

Таким образом, под влиянием налогового маневра наблюдавшиеся до его проведения тенденции роста объемов переработки нефти и увеличения экспорта нефтепродуктов за счет роста производства и экспорта мазута сменились тенденциями сокращения производства и экспорта мазута и обусловленного этим сокращения объемов переработки нефти и экспорта нефтепродуктов. При этом глубина переработки нефти значительно повысилась.

Суммарный экспорт нефти и нефтепродуктов в 2018 г. достиг 410,3 млн т, или повысился на 2,3% по сравнению с предыдущим годом. Данный показатель близок к историческому максимуму, достигнутому в 2015 г. Доля чистого экспорта нефти и нефтепродуктов в производстве нефти в 2018 г. составила 73,6%. Следует отметить произошедшие в 2015–2018 гг. под воздействием налогового маневра заметное увеличение экспорта сырой нефти (на 16,5%) и уменьшение экспорта нефтепродуктов (на 8,9%). Экспорт природного газа в 2018 г. увеличился на 4,9% по сравнению с предыдущим годом и достиг 220,6 млрд куб. м, что является историческим максимумом. Доля чистого экспорта в производстве газа в 2018 г. составила 28,5%.

Рост мирового спроса на нефть позволяет России в перспективе сохранить и даже увеличить текущие объемы нефтяного экспорта, прежде всего за счет увеличения поставок в Китай и другие страны Азии. В то же время ограничивать развитие сектора будут относительно низкие (прогнозы экспертов) цены на нефть, при которых инвестиции в наиболее высокозатратные проекты будут экономически неэффективны, и введенные рядом развитых стран по отношению к России технологические санкции, которыми установлен запрет на поставку в Россию оборудования и технологий для разработки месторождений на арктическом шельфе, глубоководных месторождений и месторождений сланцевой нефти.

Кредитование населения и сбережения

За 2018 г. банки выдали населению 12,5 трлн руб. – рекордный объем кредитов, тогда как год назад – в 2017 г. – физические лица заимствовали 9,2 трлн руб. кредитов. В номинальном выражении объемы выдачи кредитов восстановились до уровня 2013 г. еще в 2017 г., однако в соотношении с годовыми доходами населения докризисный уровень достигнут только сейчас: объем кредитных займов за 2018 г. эквивалентен 21,6% годовых доходов населения (предыдущий максимум составлял 19,7% в 2013 г.). Практически все кредиты физическим лицам сегодня выдаются в национальной валюте.

Совокупная задолженность населения по кредитам перед банками по итогам 2018 г. достигла 14,9 трлн руб. 5,1% объема этой задолженности (757,6 млрд руб.) на 1 января 2019 г. имело статус просроченной. Просроченная задолженность по ипотеке, которая в середине кризиса в 2016 г. достигала 1,7%, к концу 2018 г. снизилась до 1,1% объема всей задолженности населения перед банками по ипотеке. Ипотечное кредитование было и продолжает оставаться наиболее благополучным сектором кредитования населения.

2018 г. стал рекордным для ипотечного кредитования. Среди жилищных кредитов ипотечные займы составляют 99,7% по количеству и 99,8% по объему выдачи, это демонстрирует, что жилищное кредитование в РФ на текущий момент практически полностью является ипотечным. За год было выдано 1,47 млн ипотечных кредитов на 3 трлн руб., что больше на 35,4% по количеству и на 49% по объему выдачи, чем в 2017 г. Росту ипотеки способствовали, с одной стороны, накопленный за предыдущие годы нереализованный спрос российских семей на жилье, с другой – постепенное снижение ставок по ипотеке до исторического минимума 9,41% по кредитам, выданным в сентябре – октябре, и до 9,56% 1 в целом за 2018 г., с третьей стороны – перспективы роста НДС и переход на эскроу-счета в финансировании новостроек в 2019 г.

Банковские сбережения населения за 2018 г. в номинальном выражении также увеличились. Объем банковских вкладов (депозитов) физических лиц достиг 28,6 трлн руб., в том числе 6,2 трлн руб., или 21,8% этих средств в иностранной валюте и драгоценных металлах (рис. 18). Доля валютных вкладов была максимальной в конце 2015 г., достигая 29,7% объема всех вкладов населения.

Таким образом, в номинальном выражении в последние несколько лет наблюдаются и рост объемов банковских сбережений, и рост задолженности населения перед банками по кредитам. Какой из показателей рос быстрее сбережения или долги? В последние два года кредитование растет быстрее сбережений, и соотношение сбережения vs кредиты уменьшается. По итогам 2018 г. объем банковских вкладов населения составляет 192% от объема задолженности физических лиц по кредитам, что соответствует уровню 2011–2012 гг. За 2018 г. на фоне стагнирующих доходов достигнуты новые рекорды в соотношениях кредитной задолженности и объема банковских вкладов с денежными доходами населения. Объем задолженности физических лиц по кредитам теперь составляет примерно четверть годового объема денежных доходов населения. По состоянию на конец года банковские сбережения (депозиты) физических лиц вдвое превосходят суммарную задолженность перед банками по кредитам и практически соответствуют по размеру половине годового дохода российского населения.

Розничная торговля

Оборот розничной торговли в 2018 г. составил 31,5 трлн руб. в денежном выражении. Можно ожидать, что в 2019 г. оборот розничной торговли приблизится к докризисным значениям или даже превзойдет их. В начале 2019 г. (январь) значение оборота розничной торговли в денежном выражении составило 2,5 трлн руб., или в сопоставимых ценах по отношению к январю предыдущего года 101,6%. Рост пищевой продукции, напитков и табачных изделий, который еще в сентябре 2018 г. был на отметке 100%, к январю 2019 г. составил 102,1%. Прирост непродовольственной продукции в январе, хотя и остается положительным, снизился до 1,2%.

Индекс потребительских цен в феврале 2019 г. по отношению к соответствующему периоду предыдущего года составляет 105%, в том числе 105,5% – на продовольственные товары, 104,5% – на непродовольственные товары и 105% – на услуги. Таким образом, в годовом выражении цены выросли по всем составляющим розничного товарооборота. В категории непродовольственных товаров сильнее всего в годовом выражении выросли цены на табачные изделия (9,9%) и бензин автомобильный (9,6%). Также подорожали строительные материалы, медикаменты, электротовары и другие бытовые приборы, моющие и чистящие средства, трикотажные изделия, обувь, одежда и белье, ткани (на 1,8–5,8%). Снизились цены только на телерадиотовары (-1,1%).

Рынок труда и заработная плата

Дополнительное вовлечение населения на рынок труда уже долгое время позволяет сгладить негативные демографические тенденции и сохранять численность рабочей силы приблизительно на одном уровне. Хотя численность населения в трудоспособном возрасте снижается с 2006 г. и уже снизилась на 8 млн человек, численность рабочей силы сохраняется в пределах 75–76 млн человек. В результате по уровню вовлеченности населения в основных трудоспособных возрастах (25–54 года) Россия значительно превосходит большинство развитых стран: в России в 2017 г. этот показатель составил 90,9%, тогда как в среднем по странам ОЭСР – 82,1%. При этом численность занятых даже выросла в 2018 г. на 0,2 млн человек.

Исторического минимума в 2018 г. достиг уровень безработицы – 4,8%. В среднем за год численность безработных составляла 3,7 млн человек, что на 0,3 млн ниже уровня 2017 г. По этому показателю Россия также ниже большинства стран ОЭСР – в 2017 г. средний уровень для таких стран составлял 5,9%. Снижение уровня безработицы и рост занятости свидетельствуют о постепенном экономическом росте, в результате чего нарастает дефицит рабочей силы.

Средний уровень реальных заработных плат в 2018 г. вырос на 6,8% и впервые превысил уровень 2014 г. Хотя падение заработных плат во время последнего экономического кризиса продолжалось относительно недолго, последующий рост был минимальным, поэтому на протяжении длительного периода средний размер заработных плат оставался ниже уровня 2014 г. Ускорение роста связано преимущественно с двумя факторами: с одной стороны, с увеличением МРОТ, а с другой – с выполнением майских указов Президента 2012 г. по доведению заработных плат отдельных категорий бюджетников до определенных в указе целевых показателей.

Увеличение МРОТ было вызвано не только ростом его ставки на федеральном уровне с 7800 до 11 163 руб., но и с возвращением законодательной нормы, согласно которой к данной ставке необходимо применять районные коэффициенты для лиц, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях. Таким образом, наибольший рост МРОТ в 2018 г. наблюдался в северных регионах, в регионах Сибири и Дальнего Востока: на Чукотке, в Архангельской области, Тыве, Хакасии, Приморском крае, Горном Алтае.

Выполнение майских 2012 г. указов президента привело к значительному росту заработных плат в отраслях с преобладающим бюджетным сектором: в здравоохранении (рост заработных плат на 23,7% в номинальном выражении), в образовании (14,2%), в деятельности в области культуры (18,9%). В остальных отраслях рост был существенно ниже, особенно в отраслях добычи полезных ископаемых (5,9%), в государственном управлении (6,1%), в торговле (6,3%).

Таким образом, рынок труда в 2018 г. показывал возвращение к докризисным тенденциям: сохранение на практически неизменном уровне численности занятых за счет роста экономической активности населения и снижения уровня безработицы. При этом продолжал расти неформальный сектор экономики, тогда как численность занятых на крупных и средних предприятиях снизилась. Наиболее важные изменения на рынке труда были связаны с ускорением в 1-м полугодии 2018 г. роста заработных плат, однако оба фактора роста заработных плат вызваны действиями государственных органов, имеют искусственный характер, а не связаны с ускорением экономического роста или внутренними изменениями в экономике.

Миграция

За последние годы последствия экономического кризиса и резкого изменения миграционного законодательства в 2015 г. в сфере временной миграции преодолены лишь частично. Первоначальный рост миграции из стран ЕАЭС практически остановился, единственным исключением остается Киргизия – численность мигрантов из этой страны продолжает расти, и, видимо, потенциал роста еще не исчерпан. Восстановилась временная миграция из Азербайджана. Растет миграция из Таджикистана и Узбекистана, однако докризисные значения пока не достигнуты (по сравнению с 2013 г. – отставание на 6 и 28%, соответственно). Продолжается значительное сокращение временной миграции из Молдавии, а в последние три года – с Украины.

Россия не стала привлекать больше мигрантов из развитых западных стран, их численность продолжает оставаться минимальной по сравнению с докризисными значениями. Незначительные колебания в 2018 г. никак не меняют общую тенденцию (табл. 3). Чуть выросли по сравнению с 2017 г. коммерческие и деловые поездки, но трудовая миграция, а также служебные и частные поездки продолжают сокращаться. В целом сравнение с докризисными показателями демонстрирует падение в среднем в 2,5 раза, а по отдельным странам (Испания, США, Великобритания) – в 5–7 раз.

Демографическая ситуация

В настоящее время Россия находится на пути перехода к сложному демографическому этапу, который характеризуется новыми демографическими рисками и естественной убылью населения страны. Данные за 2018 г. подтверждают этот факт. Продолжается значительное снижение числа рождений, связанное с малочисленной когортой женщин в репродуктивном возрасте. Высокие показатели смертности являются еще одной составляющей, обеспечивающей естественную убыль населения страны.

По предварительным данным Росстата, ожидаемая продолжительность жизни населения составила 72,84 года (мужчины – 67,66 года, женщины – 77,87 года), суммарный коэффициент рождаемости равен 1,597 на одну женщину в репродуктивном возрасте.

За 2018 г. естественная убыль населения России составила 218,4 тыс. человек, что превышает аналогичный показатель 2017 г. на 62,5% (на 84 тыс. человек). Продолжается снижение общего коэффициента рождаемости. В 2018 г. он был равен 10,9‰. Это ниже аналогичного показателя за 2017 г. (11,5‰) на 5,2%. Общий коэффициент смертности населения в 2018 г. оставался на уровне 2017 г. В структуре причин смерти населения России за 2018 г. по-прежнему преобладает доля болезней системы кровообращения (46,3%), далее по убыванию идут новообразования (15,9%), другие классы причин (11,7%), внешние причины (7,2%), болезни нервной системы (6,2%), болезни органов пищеварения (5,1%), болезни органов дыхания (3,3%), болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ (2,3%), инфекционные и паразитарные болезни (1,7%).

Институт экономической политики имени Е.Т. Гайдара: https://www.iep.ru/files/text/trends/2018/2018.pdf?fbclid=IwAR1HJOV0hqPkqehUd4UcmSOgCZzO3YrG2HDV3VqNnESRps5cu1TzwmMqbIk

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все публикации »
+4 -0
1408

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
[_$Blocks_DefaultController:render(17)]

Новости »

[_$Blocks_DefaultController:render(32)]