Суббота, 25.06.2022
×
Экономика России - яблоко разбора. Пятничные посиделки: Дмитрий Потапенко и Ян Арт

Фондовый рынок Венесуэлы: царство недооцененных акций

На фоне надежд на смягчение санкций со стороны США наблюдается некоторое восстановление интереса к венесуэльским ценным бумагам со стороны иностранных инвесторов, которые ушли с рынка, как только в стране установился социалистический режим.

 

Общая характеристика рынка

Фондовая биржа Каракаса (Bolsa de Valores de Caracas, BVC) была учреждена в 1947 году. В 1974 году произошло слияние двух национальных фондовых бирж, в результате чего она стала единственной фондовой торговой площадкой в стране. Вместе с тем, в последнее время предпринимались попытки создания параллельно существующих фондовых бирж. Например, 2010 году была создана Bolsa Pública de Valores Bicentenaria, а в 2020 – Bolsa Electrónica Descentralizada de Venezuela. Однако эти биржи так и не стали полноценными фондовыми площадками. Правительство страны также рассматривает идею восстановления биржи Агрикола Болса, где раньше торговали сельскохозяйственными товарами, пока она не была уничтожена в 2013 году из-за контроля цен на продовольственные товары.

Прошлый год биржа Каракаса завершила с рыночной капитализацией, превышающей 1,27 квадриллионов боливаров. В долларах США это составляет около 1,3 млрд. Сравните с капитализацией рынка соседней Колумбии, который оценивался более чем в $100 млрд.  

Гиперинфляция в стране такова, что на экране в торговом зале биржи Каракаса больше нет места для полного указания цен, поэтому они отображаются с точностью до ближайшей тысячи.

В этом году рыночная капитализация BVC приближается к отметке в $2 млрд, что пока далеко от допандемийных максимумов в $3 млрд. На бирже торгуются ценные бумаги 60 эмитентов. Базовым индексом венесуэльского фондового рынка является индекс IBC. Даже на фоне пандемии он вырос на 1000% в 2020 году, но эта доходность была сведено на нет безудержной инфляцией в стране, которая в прошлом году составила около 4000%.

Общее количество ежедневных сделок на бирже колеблется от 250 до 300, что, с одной стороны, крайне мало, но это в три раза больше, чем в 2017 году (109) и на 25-50% больше, чем в 2020 году (200). Правда, по сравнению со многими другими биржами стран, аналогичных по численности населения, объемы торгов остаются мизерными: не более $500 тыс. Тем не менее, за пять последних лет число инвесторов на бирже выросло в пять раз и составило около 2500 человек.

Фондовый рынок Венесуэлы относится к пограничным рынкам. Снижения статуса пока не ожидается даже несмотря на гиперинфляцию.На рынке торгуются, в основном, облигации, а эмиссии акций до прошлого года не осуществлялись в течение 12 лет. Но в прошлом году на биржу Каракаса вышел старейший производитель рома в стране – «Рон Санта-Тереза».

Нефть и санкции

В прошлом страна гордилась тем, что является крупнейшим экспортером нефти в мире, но с тех пор Саудовская Аравия обогнала ее. Сейчас она производит лишь десятую часть того, что производила двадцать лет назад. Тем не менее, Венесуэла остается страной с самыми большими запасами нефти в мире.

В начале 2019 года США ввели санкции в отношении сырой нефти из Венесуэлы, поставив ее экономику в гораздо худшее состояние, чем раньше. Вашингтон настаивал на том, чтобы санкции сохранялись до тех пор, пока президент страны Николас Мадуро не будет заменен в результате новых выборов, но это так и осталось иллюзией. Кроме того, Венесуэла сама создала себе проблемы, когда гражданам США было запрещено покупать облигации PDVSA (государственной нефтегазовой компании страны).

В стране наблюдается гиперинфляция в течение 51 месяца подряд. Только за последние семь лет валовой внутренний продукт сократился более чем на 80%.

При этом недооцененность фондового рынка Венесуэлы может теоретически привлечь иностранных инвесторов. Характерным примером недооценки рынка является текстильная компания Telares de Palo Grande (Ama de Casa). Такая крупная компания оценивается в ту же сумму, что дом в престижном столичном районе Ла-Лагуните – в $2 миллиона. Эта сумма – ничто по сравнению с активами эмитента. Учитывая такую рыночную ситуацию, на фондовом рынке Венесуэлы появилась масса взаимных и инвестиционных фондов, позволяющих скупать недооцененные акции за доллары.

Несмотря ни на что, фондовая биржа показала рост в 2021 году. Только в течение первого квартала 2021 года объем рынка облигаций, торгуемых на BVC, достиг $1,353 млн, что на 81,3% больше по сравнению с аналогичным периодом 2020 года. Если в 2017 году только четыре компании выпускали долговые обязательства на фондовом рынке, то сейчас их уже 32. В 2021 году к фондовой бирже присоединились четыре новых игрока, и у двух из них есть фонды частного капитала, направленные на обеспечение финансирования для развития новых корпоративных проектов.

Росту фондового рынка способствовали также первичные размещения в 1 полугодии 2021 года: недавнее появление фармацевтической компании Calox и публичные предложения фондов недвижимости, таких как Фонд Валорес Инмобилиариос (FVI), появление фондов Impulsa Agronegocios, PC-IBC Fondo Mutual de Inversión de Capital Cerrado, Fivenca Fondo de Capital Privado и Pivca.

В конце весны 2021 года два фонда прямых инвестиций – базирующийся в Майами фонд 3B1 Guacamaya и базирующийся на Каймановых островах Knossos Asset Management – объявили о намерении приобрести доли в венесуэльских компаниях. Отчасти оптимизм инвесторов связан с возможным ослаблением санкций против Венесуэлы со стороны США. Интерес со стороны фондов, в том числе, последовал вслед за резкой либерализацией экономики страны. Неожиданное ослабление государственного давления на экономику со стороны режима Мадуро привело к отказу от системы контроля цен и впервые за десятилетия разрешение долларовых транзакций. Пока, правда, это касается небольшой группы фирм. Оптимизм инвесторов не ослабили даже настойчивые заявления администрации Джо Байдена о том, что она не спешит ослаблять санкции в отношении Мадуро без конкретных действий по проведению свободных выборов. Фонды рассматривают инвестиции, прежде всего, в телекоммуникационный, химический, медицинский и продовольственный секторы страны.

В частности, фонд 3B1 Guacamaya стремится купить 60% акций каракасского производителя красок Corimon. Компания Knossos Asset Management, которая в течение многих лет инвестировала в венесуэльские облигации, готовится привлечь капитал для покупки акций компаний, котирующихся на фондовой бирже Каракаса, в партнерстве с местной брокерской группой Solfin. Чилийский бизнесмен Исидоро Кирога также хочет приобрести доли в компаниях, принадлежащих богатым венесуэльским семьям, или в совместных предприятиях нефтяного сектора. Кирога уже инвестировал $20 млн за последние два года в покупку компаний в страховом и продовольственном секторах.

Несмотря на то, что зарубежные инвестиционные фонды демонстрируют оптимизм относительно фондового рынка Венесуэлы, инвестиции в него выглядят по-прежнему рискованными. Либерализация экономики со стороны режима Мадуро действительно присутствует. Однако нет структурных реформ, связанных с фондовым рынком, все попытки обуздать гиперинфляцию безуспешны. Поэтому смысл инвестиций в венесуэльский фондовый рынок можно найти только в поисках недооцененных акций, которым уже просто больше некуда падать.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все публикации »
- -
1792
ПОДПИСАТЬСЯ на канал Finversia YouTube Яндекс.Дзен Telegram

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
Канал Finversia на YouTube

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Новости »

Корпоративные новости »