Четверг, 17.10.2019
×
Новости экономики Финансовый прогноз (прогноз на сегодня) 17.10.2019

Пенсионные заморозки без оттепели

+21 -0
Аа +

Не успел год начаться, а дополнительная нагрузка на государственную пенсионную систему уже составила почти полтриллиона рублей: в 221 млрд. обошлась разовая выплата каждому пенсионеру по 5 тысяч рублей, еще около 230 млрд. будет потрачено в течение года на индексацию пенсий, назначенную с 1 февраля.

Получатели пенсий вряд ли почувствуют себя озолоченными, а вот пенсионная казна явно вздрогнула. Не случайно в начале же февраля вновь появился дежурный слух, тут же официально опровергнутый, о якобы уже принятом решении повысить пенсионный возраст. Он, без всякого сомнения, будет повышен, но чуть позже, после планового электорального экстаза. А в самое ближайшее время, уже весной, которая не за горами, правительство обещало представить очередной проект очередной, бессчетной за полтора десятилетия, пенсионной реформы.

Мораторий на будущее

По-хорошему, конечно, прежде чем начинать запуск новой системы, нужно разобраться с обязательствами в рамках «старой», официально, кстати, не отмененной.

Речь о накопительной части пенсии, «замороженной» еще в 2013 году (тогда это коснулось лишь поступлений за второе полугодие). Затем из года в год мораторий исправно продлевали, и, судя по долгосрочному трехлетнему проекту бюджета, этот режим будет действовать вплоть до 2019 года.

«Потерпевшими» вследствие мораториев оказались не все граждане, а лишь 1967 года рождения и моложе. Именно эта возрастная категория – самая трудоспособная и амбициозная на момент введения в 2004 году накопительной компоненты пенсии – была допущена к формированию персональных накоплений с возможностью преумножать их, доверив инвестирование средств управляющему, по собственному усмотрению, из числа НПФ, УК или государственного ВЭБа.

«Заморозка» не коснулась, как время от времени клянутся власти, прежних накоплений, аккумулированных почти за десять лет действия реформы, она распространилась лишь на будущие – от момента объявления моратория – накопления. Суть механизма: те 6% от заработной платы каждого сотрудника, что работодатель до «заморозки» перечислял на личный накопительный счет (помимо 16% от фонда оплаты труда, направляемых в распределительную часть ПФР), также стали переводиться в «общий котел» Пенсионного фонда. Персональные накопления «попросту» перестали прирастать.

Здесь следует различать первый мораторий и более поздние «заморозки».

Первичный мораторий, анонсировавшийся как временная разовая мера, предпринятая, естественно, в интересах самих же будущих пенсионеров, сопровождался физическим изъятием средств из НПФ. Под предлогом необходимости акционирования фондов аккумулированные в них накопления были переведены в ПРФ. (Надо ли уточнять, что после завершения процедур акционирования НПФ и даже вступления их в систему гарантирования, возврат денег был осуществлен не автоматом, по принципу «положь, где взял», а лишь на основании индивидуальных заявлений о переводе средств из ПФР в НПФ? Рассказывают, было много случаев отказов по причине неверно оформленных обращений. Впрочем, кто очень хотел, эти административные барьеры преодолел).

Физически же средства, попавшие под первый мораторий, ушли в Крым, как проговорился годом позже министр финансов Антон Силуанов (больше эта версия никогда не всплывала). Ведь в 2014 году у Пенсионного фонда разом прибавились десятки тысяч реципиентов, в формировании пенсионного ресурса не участвовавших.

Последующие ежегодные «заморозки» физического изъятия средств из обновленных НПФ не подразумевали. Просто поток отчислений работодателей, для которых ничего не изменилось, прежде распадавшийся на два рукава, распределительный и накопительный, потек по единственному руслу - все 22% отчислений стали направляться в Пенсионный фонд на цели текущих пенсионных выплат. Дефицит ПФР, как известно, явление хроническое, в кризис рецидивирующее в острую стадию.

Цена вопроса (несформированные персональные копилки) составляет более триллиона рублей: около 500 млрд. за 2013 год, 243 млрд. за 2014-й, 309 млрд. за 2015-й, около 340 млрд. – за прошлый год.

Но обязательства по этим несостоявшимся накоплениям государство обещает исполнить. Когда придет срок. А он наступит не так уж и скоро. Самые «старые» участники накопительной системы (1967 года рождения) выйдут на пенсию и теоретически начнут предъявлять претензии лишь в 2022 (женщины) и в 2027 (мужчины) годах – из расчета ныне действующих критериев наступления пенсионного возраста. (При этом не исключено, что средства тех, кто осознанно, вынужденно или вследствие социальной апатии застрял в ВЭБе, будут национализированы. Был и такой информационный вброс).

Власти обещают компенсировать «заморозку» в формировании накоплений начислением загадочных баллов. Специалисты из года в год обсуждают трехэтажные формулы этого коэффициента – ну чистый бином Ньютона. Но вычленить из этого компота формул и баллов ясное представление о «живых» будущих пенсиях пока не представляется возможным. И никаких официальных документов по поводу компенсаций по-прежнему не принято.

К слову, и заштопать дыру в Пенсионном фонде – ради чего (секрет Полишинеля!) и осуществлялись все эти маневры с переброской пенсионных отчислений в распределительную часть – за счет «замороженных» накоплений не удалось. За эти годы объем бюджетных трансфертов в ПФР увеличился почти вдвое.

При этом доверие к долгосрочным договоренностям с государством изрядно, если не безвозвратно, скомпрометировано. Посыл «позаботься о себе сам» обществом услышан.

Сократить иждивенцев

Тем не менее, правительство намерено провести очередную пенсионную реформу, которую обещает презентовать весной. Основные её тезисы подверглись дискуссионной обкатке осенью прошлого года, затем был всплеск обсуждений в декабре. Но всерьез анализировать детали проекта смысла пока нет, поскольку нет согласия у чиновных авторов. Практически в лоб столкнулись три позиции: ЦБ и Минфина – с одной стороны, Минэкономики – с другой, Минтруда – с третьей. Так что не исключено, что на выходе мы увидим совсем иную концепцию, нежели обсуждалась.

Одно несомненно – пенсионный возраст будет повышен. Демография, против которой не попрешь. Если сейчас на каждую тысячу граждан трудоспособного возраста приходится 428 пенсионеров, то при сохранении нынешних пенсионных критериев к 2023 году их будет уже 502. При таком раскладе, по оценкам, система пенсионного обеспечения рухнет лет через шесть-семь. Повышение пенсионного возраста контингент иждивенцев элементарно сократит.

Из основных озвученных постулатов новой реформы принцип «позаботься о себе сам» в том или ином виде наверняка сохранится. С работодателей-то сверх отчисляемых ими 22% взять уже нечего. Но предполагается, что заботиться о себе сами граждане должны будут все-таки под присмотром государства (А то ведь начнут делать накопления где попало - на обычных депозитах или в недвижимость вкладывать. Не доберешься, когда опять наступит демография).

Чтобы накопления осуществлялись «как надо», предполагается ввести инструмент индивидуального пенсионного капитала (ИПК) – счет, на который будут перечисляться деньги уже из непосредственно зарплаты работника. Этот подход постулирован. А дальше – дискуссии в зависимости от аппетита. Отчисления из зарплаты могут составить от 1% до 6%. Зато, возможно (не факт), на эти средства распространят право собственности накопителя. Ну, не так чтоб уж совсем он был свободен ими распоряжаться. Но при определенных условиях ему, может, разрешат что-то снять.

Межведомственные разногласия не позволяют пока понять, будет ли этот механизм действовать одновременно с прежней накопительной компонентой, или же целиком её заменит.

В общем, весной узнаем, чем сердце успокоится. Изначально новую пенсионную систему предполагали запустить уже с 2018 года, но потом срок сдвинули на годик – на 2019 год.

Недосчитались

Между тем, пенсионные накопления, которые в последние годы тасуют, как карточную колоду, – это колоссальный долгосрочный ресурс для развития экономики, недостаток которого так оплакивают чиновные и независимые экономисты. И размен этого ресурса в угоду сиюминутным конъюнктурным нуждам получается очень неравноценным.

Так, по данным Банка России, за I квартал 2016 года пенсионным фондам удалось сформировать 3,8 трлн. рублей пенсионных накоплений, что эквивалентно 4,7% ВВП. Если бы не заморозка, подсчитали в ЦБ, то, с учетом недополученного инвестдохода, объем средств мог бы достичь уровня 5 трлн., что соответствовало бы 6,2% ВВП. Готовенький ресурс для долгосрочных инвестиций! В банковской системе, конечно, средств аккумулировано в разы больше, свыше 23 трлн. на конец 2016 года. Но банки, в отличие от НПФ, повязаны по рукам и ногам базельскими требованиями.

В особо длинные инвестиции НПФ, в массе своей, сейчас не пускаются. В основном вкладывают в государственные и корпоративные облигации с обозримым сроком обращения.

Но есть и другие, более долгосрочные инструменты. Как все-таки находятся и фонды, рискующие в них вкладывать. Речь, в частности, о концессионных облигациях, «сопровождающих» некоторые долгосрочные проекты ГЧП. Сейчас объем таких инвестиций НПФ относительно невелик, около 60 млрд. рублей. Но многотриллионный портфель фондов явно позволяет обслуживать больше подобных проектов.

Не об этом ли мечтает экономический генералитет? Но одна из проблем здесь – «восстановить лицо» государства как долгосрочного партнера, увы, скомпрометировавшего себя частой сменой правил игры.

Карина Артемьева, директор департамента финансовых рейтингов Национального рейтингового агентства: «Понятно, что психологически прежние накопления воспринимаются как личные «живые», а не виртуальные деньги. И правительство на сегодняшний день формально не отказывается от обязательств их вернуть, когда придет срок – декларируется, что они замещаются баллами. Формула пересчета накоплений в баллы на сегодняшний день, с моей точки зрения, не прозрачна и не понятна. Граждане имеют очень приблизительное представление о том, каков же будет размер их будущей пенсии с учетом как существующих пенсионных накоплений, так и тех самых баллов, которыми их заместили после введения моратория.

По поводу нового предлагаемого накопительного инструмента – индивидуального пенсионного капитала (ИПК) пока в основном тоже идут только дискуссии. С одной стороны, уже заявлено, что основой для формирования ИПК станут те самые пенсионные накопления (накопленные до введения моратория). Но существует множество неясных вопросов, в частности, операционных: кто будет этими счетами управлять, выполнять функции администратора? Каким будет его вознаграждение? В общем, перспективы довольно туманные.

А представители пенсионной отрасли уже стонут, чтобы систему оставили, наконец, в покое, не меняя бесконечно правил игры».

«Мировая практика уже достаточно успешно развивает новую идеологию подхода к долгосрочным инвестициям, а именно – трансформацию пенсионных накоплений в различные варианты проектного финансирования. Так, в таких странах как Канада, Австралия и Великобритания негосударственные пенсионные фонды накапливают столь высокую компетенцию, что целиком «забирают» себе какой-либо актив и управляют им», - говорит Светлана Бик, исполнительный директор Национальной ассоциации концессионеров и долгосрочных инвесторов в инфраструктуру (НАКДИ). - У нас практика участия НПФ в долгосрочном инвестировании, в основном в инфраструктурные объекты, только начинает нарабатываться. Основной формат – это проекты ГЧП, в большинстве случаев с использованием концессионного механизма. Как один из вариантов для фондов – выкуп концессионных облигаций. Как и во всяком новом деле, часть нормативной базы находится в стадии проработки. Но при этом права концессионера уже и сейчас в достаточной степени защищены. По критерию возвратности средств гарантии делятся на три типа, в каждом из которых эти условия понятны и прозрачны. Во-первых, это прямая оплата услуг потребителем, как, например, в случае эксплуатации платных дорог: шлагбаум поднимается только после совершении платежа. Во-вторых, политика долгосрочного тарифного регулирования, как в случае эксплуатации объектов ЖКХ. В-третьих, прямые обязательства государства, как в случае строительства социальных объектов. Фактически же гарантия государства, в том или ином виде, присутствует во всех видах концессионных соглашений. Иногда это прямая гарантия Минфина. Но даже в случае, когда концедентом выступает муниципалитет, в качестве третьей стороны договора теперь присутствует субъект федерации, что по факту означает усиление гарантийных механизмов.

Что касается концессионных облигаций, то их держатели фактически застрахованы от рисков участием государства в реализации концессионного соглашения. Плюс, по соглашению между нашей ассоциацией, биржей и Национальным расчетным депозитарием с 1 сентября прошлого года эти бумаги включаются в первый котировальный список биржевого листинга лишь при условии регулярного дополнительного раскрытия информации о реализации концессионных проектов. Сделать это эмитенты-концессионеры могут через раскрытие информации в нашей базе данных. По критерию доходности эти инструменты привлекательны для пенсионных фондов за счет конструкции выпусков по принципу «инфляция плюс».

Рынок долгосрочного инвестирования пенсионных накоплений только формируется. Многие регулирующие документы, повторю, еще в стадии проработки. Однако несколько примеров удачных заходов НПФ как в концессионные соглашения, так и в концессионные облигации уже есть. Это проект строительства и эксплуатации первой платной концессионной дороги в обход подмосковного Одинцова (эмитент – ОАО «Главная дорога»), создание комплексной системы мусоросортировки и утилизации твердых коммунальных отходов в Саратовской, Нижегородской областях и в Чувашии (эмитент – ЗАО «Управление отходами»), модернизация сетей холодного водоснабжения и теплоснабжения в Волгограде.

Общий объем инвестирования пенсионных накоплений в концессионные проекты составляет сегодня порядка 60 млрд. рублей».

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все публикации »
+21 -0
1652

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
[_$Blocks_DefaultController:render(17)]

Новости »

[_$Blocks_DefaultController:render(32)]