Вторник, 26.05.2020
×
Кризис, доллар, рубль. Прогноз на июнь 2020

Краудом по малому бизнесу

+8 -0
Аа +

С 1 июля 2020 года вступает в силу закон об инвестиционных платформах, который легализовал совершенно новые и перспективные инструменты фондирования для бизнеса и заработка для частных инвесторов. Оценить перспективы нового рынка редакция портала Finversia.ru пригласила представителей крупнейших платформ.

А то будет как в прошлый раз…

Организатор круглого стола – портал Finversia.ru – подготовил ряд вопросов к обсуждению, среди которых: какие перемены ожидают индустрию с лета 2020 года с точки зрения объёмов, количества участников, сервиса; кто может привлечь деньги через краудфандинг; кто такие краудинвесторы; какие они задают вопросы и какие у них ожидания; как повысить доверие и интерес к инвестиционным платформам; реально ли в России построить второй Kickstarter или LendingClub и некоторые другие. Большинство вопросов удалось прояснить, некоторые остались без ответа – в силу новизны рынка и новизны законодательства, которое должно пройти, по выражению экспертов, «обкатку».

«Важно, что теперь у нас есть закон, есть регулятор, есть реестр. История ведь очень трендовая. Теперь появится обязанность сдавать регулятору отчётность. Раньше же всё держалось на честном слове – кто сдавал, а кто нет», – Армен Минасян, «Город денег»

Чтобы не получилось так, как получилось с законом об инвестиционных консультантах, на что обратил внимание Игорь Мальцев, управляющий партнер компании Эмкварта. По его словам, когда принимался этот закон, многие независимые советники были уверены, что документ легализует их деятельность. По итогу получилось ровно обратное:

– Поэтому хотелось бы пожелать вам не расслабляться и внимательно присматриваться к деталям уже сейчас – посоветовал Игорь Мальцев участникам круглого стола.

Игорь Мальцев, управляющий партнер компании Эмкварта
Игорь Мальцев, управляющий партнер компании Эмкварта
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru
Круглый стол по краудфандингу
Круглый стол по краудфандингу
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru
 

Ян Арт, главный редактор Finversia.ru, заметил, что индустрия во многом непонятна даже самим законодателям. Пока непонятна:

– Однако первый шаг сделан и это крайне важно. Создана основа правовой базы, впоследствии закон, понятное дело, будет совершенствоваться. Это неизбежно.

С ним согласились все эксперты – представители инвестиционных платформ.

Закон и реестр

Сергей Четвериков, директор по работе с инвесторами краудинвестинговой платформы «Старттрек» подчеркнул, что главное, что в законе прописана возможность компаниям выпускать эмиссионные ценные бумаги – акции и облигации. То есть, теперь это могут делать не только биржи.

Армен Минасян, генеральный директор краудлендинговой платформы «Город Денег», обратил внимание, что инвесторы теперь будут знать, что отрасль легализована и это повысит их доверие:

– Важно, что теперь у нас есть закон, есть регулятор, есть реестр. История ведь очень трендовая. А, кроме того, теперь появится обязанность сдавать регулятору отчётность. Раньше, к сожалению, всё держалось на честном слове – кто сдавал, а кто нет. И что там было написано никто не проверял толком. Теперь всё иначе будет – прозрачно.

Сергей Четвериков, директор по работе с инвесторами краудинвестинговой платформы «Старттрек»
Сергей Четвериков, директор по работе с инвесторами краудинвестинговой платформы «Старттрек»
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru
Армен Минасян, генеральный директор краудлендинговой платформы «Город Денег»
Армен Минасян, генеральный директор краудлендинговой платформы «Город Денег»
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru
 

О плюсах рассказала также и Инна Касьянова, генеральный директор краудлендинговой платформы FairFinance. Её платформа специализируется на работе с исполнителями государственных заказов.

Один из важнейших вопросов в связи с легализацией индустрии – сколько компаний попадут в соответствующий реестр Банка России.

Кирилл Косминский, исполнительный директор Ассоциации операторов инвестиционных платформ, полагает, что около 30 компаний. Армен Минасян настроен менее оптимистично:

– Дело в том, что не все знают, как работать с таким законом, как 115-ФЗ. И поэтому в перспективе 2-3 лет мы увидим, однозначно, снижение количества участников рынка. И это благо для рынка - в этом нет ничего страшного. Напротив, инвесторы только выиграют.

Инна Касьянова, генеральный директор краудлендинговой платформы FairFinance
Инна Касьянова, генеральный директор краудлендинговой платформы FairFinance
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru
Кирилл Косминский, исполнительный директор Ассоциации операторов инвестиционных платформ
Кирилл Косминский, исполнительный директор Ассоциации операторов инвестиционных платформ
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru
 

Крауд... что?

Приставка у платформ одна – крауд, что можно перевести как «толпа» – а суть разная. О различиях рассказала Мария Докшина, генеральный директор краудфандинговой платформы Boomstarter.

«Краудфандинг – способ привлечения инвестиций для реализации своей идеи. Идея может быть коммерческой или иметь социальную направленность. Инвесторы жертвуют деньги на реализацию идеи, при этом взамен не получая денежных дивидендов. Либо эти дивиденды нефинансовой природы»

Краудлендинг – привлечение денег стартапами, микро– и малым бизнесом через инвестиционную платформу.
Краудфандинг – способ привлечения инвестиций для реализации своей идеи или социального проекта.
Краудинвестинг — способ привлечения финансирования малым бизнесом, при котором инвесторы получают право на долю в капитале компании (акции) или на часть прибыли.

– Я бы сказала, что сначала компании приходят на краудфандинговые платформы. Это помогает понять предпринимателям, есть ли и будет ли спрос на их продукцию? Это критически важно и для самих стартаперов. Им важно ещё в самом начале пути понять, жизнеспособна ли их идея? Важно, что называется, прощупать спрос, понять перспективы, провести “работу над ошибками». Более того, за такими историями внимательно следят банки – как будущие потенциальные кредиторы создающихся бизнесов.

Платформа Boomstarter позиционирует себя как площадка для, прежде всего, социальных предпринимателей, хотя слоган звучит как «для бизнеса, технологий, творчества и социальных проектов». Речь идёт о различных образовательных программах, fictionnon-fiction литературы, синематографе, музыке и так далее.

Антифрод

– Скажите, а кто следит за тем, чтобы на площадки не приходили мошенники? Или даже просто сумасшедшие люди? Которые приходят, обычно, с идеями об изобретении, условно, «вечного двигателя»? – спросил Ян Арт участников круглого стола.

Представитель «Города Денег» признался, что «такое есть», но его платформа предпочитает работать уже с готовым бизнесом, у которого есть история, достижения, отчётность, наконец.

Так же отреагировала и представительница FairFinance: «сложно сумасшедшим попасть на госзаказ».

В то же время, проблема фрода (мошенничества) существует, есть случаи так называемых “серийных» заёмщиков, которые ходят и собирают деньги: сначала на одной платформе, потом на другой. Однако это проблема будет в ближайшее время решена, заверили участники круглого стола, поскольку будут созданы так называемые чёрные списки. Сейчас недобросовестных заёмщиков стараются отслеживать сами управляющие платформами – в общих интересах.

Портрет инвестора

Разумеется, не остался без внимания вопрос типичного инвестора. Кроме краудфандинговых, разумеется – ведь в данном случае речь идёт о заработке.

Армен Минасян описал такой портрет следующим образом: молодые образованные люди с первоначальным капиталом в 50-100 тысяч рублей:

– Им просто интересен такой новый инструмент, они хотят попробовать, понять, как это работает. И количество таких инвесторов непрерывно растёт. Но есть, разумеется, и так называемые квалифицированные инвесторы, которые приходят куда с большими суммами. При этом у всех разные бизнес-модели – стратегии инвестирования. Неправильным будет говорить о «средней температуре по больнице».

Мария Докшина, генеральный директор краудфандинговой платформы Boomstarter
Мария Докшина, генеральный директор краудфандинговой платформы Boomstarter
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru
Татьяна Котенко, директор проектов Управления микрофинансирования и краудлендинга Сбербанка
Татьяна Котенко, директор проектов Управления микрофинансирования и краудлендинга Сбербанка
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru
 

Риск-профилирование

Как осуществляется риск-профилирование пользователей инвестиционных платформ? Или иными словами, каким образом платформы понимают, с какими инвестором имеют дело – с рискованным, консервативным и так далее. В случае с «краудом» риск-профилирование делать сложно – ведь речь идёт не об акциях или облигациях компаний и не о компаниях, у которых накоплен огромный опыт. Речь идёт о стартапах. Именно поэтому подходы к риск-профилированию находятся в зачаточном состоянии. Тем не менее, платформы пытаются делать анкетирование – «на входе»:

– Конечно, мы делаем анкетирование и отказываем в сотрудничестве тем, кто не понимает куда пришёл. Нашему клиенту 35-45 лет, он предприниматель или менеджер среднего звена и выше. Условных пенсионеров у нас нет, – заверил Сергей Четвериков.

Татьяна Котенко, директор проектов Управления микрофинансирования и краудлендинга Сбербанка, рассказала, что перед сотрудничеством пользователь платформы «СберКредо» подписывает декларацию о рисках:

– Важно, чтобы и заёмщики – предприятия – понимали, что невозврат полученных средств им так просто не обойдётся. Ведь согласно закону, обо всех займах мы обязаны сообщать в бюро кредитных историй. То есть, если предприниматель не справился с обязательствами, это останется в его кредитной истории.

Круглый стол по краудфандингу
Круглый стол по краудфандингу
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru

Венчур и банки vs платформы

Есть ли разница между венчурным инвестированием и инвестированием через платформы? Очевидная. Во-первых, венчурное инвестирование – это, всё-таки, про компании B2B (то есть бизнес для бизнеса). А через платформы – B2C (то есть, бизнес для потребителя).

«Мы делаем анкетирование и отказываем в сотрудничестве тем, кто не понимает куда пришёл. Нашему клиенту 35-45 лет, он предприниматель или менеджер среднего звена и выше. Условных пенсионеров у нас нет» – Сергей Четвериков, «Старттрек»

– Во-вторых, венчурное инвестирование отличается размером чека, – добавил Сергей Четвериков.

Речь идёт о сумме, с которой инвестор приходит.

В этом смысле инвестиционные платформы идут «в обратном направлении», чем венчурные фонды: стараются предоставить инвестору сервис автоинвестирования. Это когда, условно, 50 тысяч рублей делятся между пятью проектами и таким образом достигается диверсификация в целях снижения рисков.

Ещё один тренд в индустрии – снижение «входного билета» – того самого среднего чека. Есть платформы, инвестировать на которых можно начиная с 5 тысяч рублей. Однако инвестору тут нужно понимать, что чем меньше чек, тем выше транзакционные издержки.

Наконец, ещё одной темой обсуждения стала тема конкуренции между банками и платформами. Эксперты привели несколько аргументов в пользу того, что эти рынки мало пересекаются. В будущем будут пересекаться ещё меньше – когда платформы научаться предлагать предпринимателям уникальные продукты и сервис.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все публикации »
+8 -0
2512

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
Трейдинг с Яном Артом
БОЛЬШОЙ ФИНАНСОВЫЙ ОНЛАЙН-МАРАФОН

Новости »