Понедельник, 18.12.2017
»

ИнвестАрена

Финансовая соцсеть

На перепутье

+12 -0
554
Аа +
На перепутье

Чего ожидать финансовым рынкам от конкурирующих сегодня стратегических программ развития экономики страны?

Недавно президенту РФ были представлены две стратегии дальнейшего социально-экономического развития страны. Одна «Столыпинского клуба» Бориса Титова, другая «Центра стратегических разработок» Алексея Кудрина. Обе программы уже достаточно подробно разобраны самыми различными СМИ. Причем, чаще всего с неутешительным вердиктом, что ничего хорошего от их реализации ни гражданам, ни экономике ждать не стоит. Мы же рассмотрим стратегии Кудрина и Титова немного с другой стороны. А именно, с точки зрения их возможного влияния на финансовые рынки.

Два подхода

Примечательно, что очень часто программы Кудрина и Титова называют антикризисными планами. Особенно, если учесть, что в начале текущего года многие представители власти рапортовали о выходе отечественной экономики из кризиса и переходе к росту. Слово «рецессия» использовалось в основном независимыми экспертами или как вариант самого пессимистичного сценария развития событий. Однако прошло совсем немного времени, и оно зазвучало с самых высоких трибун.

В результате, сейчас на рассмотрении у президента находятся сразу три программы: две, о которых было уже сказано выше, а также правительственная стратегия, подготовленная Минэкономразвития и Минфином, о которой пока практически ничего не известно. Некоторые эксперты полагают, что правительственная программа представляет собой симбиоз идей Столыпинского клуба и ЦСР. Поэтому говорить пока приходится лишь о программах Кудрина и Титова. О том какая из этих стратегий будет избрана, пока можно лишь гадать.

«В целом, обе программы имеют одинаковые цели: борьба с коррупцией, реформирование судебной системы, развитие конкурентной среды, однако, подходы к реализации этих задач существенно различаются» - считает Михаил Мащенко, аналитик социальной сети для инвесторов eToro в России и СНГ. Причем различия эти находятся не только в плоскости управления экономикой, но и в сфере социальной политики, а также устройстве государственного аппарата.

Если вкратце, то Центр стратегических разработок Кудрина предлагает оставить экономику в покое, ограничить до минимума вмешательство в нее государства, не повышать налоги и сдерживать инфляцию. В результате, рынок сам по себе организуется, сам определит, куда и как вкладывать деньги, и показатели начнут расти. Также программа ЦСР предполагает сократить расходы бюджета на 10%, в первую очередь за счет сокращения госаппарата и затрат на него, нормативно ограничить разрастание госсектора экономики, обеспечить поддержку несырьевого экспорта, продолжить приватизацию, а также повысить пенсионный возраст для обоих полов до 65 лет.

Со своей стороны, «Столыпинский клуб» предлагает обеспечить рост экономики денежными вливаниями государства в размере 1,5 триллионов рублей в год в виде целевых инвестиций бизнесу – так называемая «управляемая эмиссия». Также в программе Титова говорится о возможности займа денег на внешнем рынке, поскольку сейчас госдолг у РФ небольшой, ужесточении надзора за банками на валютном рынке, снижении налогов и изменения политики ЦБ в сторону ослабления рубля. Примечательно, что последние пункты обеих программ самые непопулярные и «непроходные» - в плане Кудрина у населения, а в плане Титова у власти, которая не раз заявляла о поддержки нынешней политики ЦБ.

Какая лучше?

Мнения экспертов, реализация какой из стратегий лучше скажется на финансовом рынке, разошлись. С одной стороны, почти все согласны, что вливание в российскую экономику 1,5 триллионов рублей ежегодно не может пройти не замеченным рынком. «План Титова подразумевает значительную накачку экономики деньгами. Так или иначе, часть этих денег перетечет на финансовые рынки, что, естественно, для рынков благоприятно» - считает доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС), Сергей Хестанов.

Однако многие эксперты отмечают, что подобное «грубое» вмешательство государства, может, в конечном итоге, сказаться на рынках отрицательно, а некоторые выражают сомнение в том, что финансовые рынки нуждаются в дополнительных средствах. «С точки зрения финансовых рынков программа Титова, предполагающая вливание средств в экономику, лучше, так как часть этих денег в итоге придет на рынки и будет способствовать росту российских активов. Однако, на наш взгляд, российский финансовый рынок не нуждается в оздоровлении. Спрос, в частности, на наши долговые инструменты сейчас достаточно высокий, и формируется он не только со стороны внутренних игроков, но и со стороны западных фондов и инвесторов» - пояснил Богдан Зварич, аналитик ГК «ФИНАМ»

Несколько другой точки зрения придерживается доктор экономических наук, партнер Matrix Capital и профессор Высшей школы экономики, Евгений Гавриленков: «В целом, меры, предполагающие избыточное нерыночное перераспределение ресурсов, как правило, в долгосрочном плане негативно влияет на рынки. Это могут быть избыточные бюджетные субсидии, включая субсидирование процентных ставок, те или иные шаги, которые оказывают непосредственное влияние на динамику валютного курса и т.п. Именно такого рода меры порождают разного рода дисбалансы и создают условия для резкого повышения волатильности в случае внешних шоков. В программе ЦСР таких мер не видно. Если оценивать программы с точки зрения оздоровления финансовых рынков, то лучшей будет та, которая создаст стабильные правила игры без избыточного госрегулирования. И будет ориентирована на создание действительно рыночных условий. Видимо, этому в большей степени соответствует программа ЦСР».

Обратного мнения придерживается Михаил Мащенко: «Если стратегия Титова последовательна и логически согласована с необходимостью срочно приступить к конкретным действиям для роста экономики, то программа Кудрина представляет собой «сборную солянку» безнадежно устаревших догм, которые предлагают фактически бездействовать: сокращать расходы, направлять усилия на поддержание инфляции путем ужесточения кредитования и всеми силами стараться сократить дефицит бюджета. В качестве примера, скорее всего, берется «Рейганомика», когда за счет сокращения госрасходов, инфляции и, самое главное, налогов были созданы благоприятные условия для роста. Возникает одна проблема, сравнивать диверсифицированную и конкурентоспособную финансовую систему США того времени и российскую, зависящую главным образом от нефтегазового сектора, попросту глупо. А желание повысить налог на доходы физлиц и вовсе выбивает из колеи. В итоге мы получим лишь стабильность в снижении качества жизни населения, отсутствии стимула для роста производства и инвестиций, и, как результат, продолжим сидеть на «нефтяной игле», без какой-либо возможности слезть. Борис Титов предлагает поступить иначе: снизить ключевую ставку, что позволит людям и бизнесу активнее кредитоваться. Возросший спрос сделает производство рентабельным, привлечет дополнительные инвестиции и увеличит рост ВВП. Стимулировать экономику необходимо как можно раньше, пока поступления в бюджет от сырья не иссякли окончательно».

Негативные факторы

В оценке возможных негативных последствий от реализации программ Кудрина или Титова у экспертов также нет общего мнения. Причем вызывают сомнения не только какие-то предложенные меры, но и вероятность их окончательного выполнения. Как сказал Сергей Хестанов: «Учитывая достаточно общий характер инициатив, а также консерватизм принятия решений в целом, едва ли стоит ожидать какого-то резко отрицательного влияния на финансовые рынки. Каких-либо особых мер, затрагивающих именно участников финансовых рынков, эти планы не подразумевают. Риски инфляции и роста налоговой нагрузки - характерны для всей экономики в целом».

Похожее мнение высказал Богдан Зварич: «Обе программы предполагают рост экономики. Да, снижение госрасходов, предлагаемое Кудриным, может краткосрочно оказать негативное влияние на российские финансовые рынки, однако в дальнейшем, параллельно с ростом экономики, будет расти спрос и на российские активы, а значит, приведет к улучшению ситуации на финансовом рынке».

«В первую очередь финансовым рынкам надо опасаться избытка нерыночных мер, непоследовательности и того, что многие из намеченных в программах шагов так и не будут реализованы или будут реализовываться слишком медленно. Масштабы финансовых рынков в стране невелики – будь то рынок фондовый, облигационный, или рынок потребительского кредитования. Без нормального функционирования и должных масштабов облигационного рынка невозможно рассчитывать на то, что будет устойчиво работать механизм рефинансирования, а значит, и рынок кредитования. Поэтому, даже такие нерыночные шаги, как финансирование дефицита бюджета путем продажи резервных фондов, которые сейчас поддерживают на плаву финансовую систему, в условиях крайне высоких процентных ставок, в принципе создают условия для нестабильности в будущем. Финансовым рынкам придется адаптироваться к новым условиям, когда иссякнет поток ликвидности из бюджета, которая приходит в систему по нулевой ставке, и которую в отличие от рефинансирования возвращать не надо» - считает Евгений Гавриленков.

Примечательно, как принятие той или иной стратегии скажется на валютном рынке. Если Алексей Кудрин выступает за продолжение нынешнего курса ЦБ на сдерживание роста инфляции, то Борис Титов считает, что сильный рубль сейчас нам совсем не нужен и опасность инфляции сильно преувеличена. В качестве доказательства своей правоты первая сторона приводит аргумент, что «все новые деньги уйдут на валютный рынок», поскольку игрокам выгодней скупать доллары и евро, а не инвестировать в отечественную экономику и расширять рынок кредитования. Столыпинский клуб на это возражает, что, если увеличить денежное предложение под конкретные работающие проекты и ввести ограничения для банков в периоды экстремальной волатильности рубля, стремительного роста инфляции не произойдет. В результате, либо все останется, как сейчас, либо нас ждут новые «приключения» с курсом национальной валюты.

Меньшее зло

Вполне вероятно, и с этим согласно большинство аналитиков, выбор падет на третью программу, представляющую собой симбиоз программ Кудрина и Титова. По мнению Сергея Хестанова: «Сам процесс согласования конкретных мер правительства, так или иначе, подразумевает некоторое объединение планов». Однако другой вопрос, что из этого получится. Богдан Зварич считает, что: «Объединить данные программы не удастся. Они, хоть и направлены на одно – рост экономики, но используют диаметрально противоположные методы. Например, в программе Кудрина предусматривается снижение госрасходов, а в программе Титова речь идет о вливании в систему дополнительной ликвидности».

Евгений Гавриленков настроен не так категорично, но оптимизма в его словах также не наблюдается: «В принципе объединение возможно. Именно таким образом и скрещивались все предыдущие программы. В результате, порой терялась внутренняя логика, и что из этого получалось, мы уже видели. Думаю, что нечто подобное произойдет и в данном случае».

Можно предположить, что правительство пойдет по пути выбора «меньшего зла». Постарается не нагнетать до критического состояния социальную напряженность и в то же время провести некоторые социально-экономические реформы. Финансовых рынков эти изменения, несомненно, коснуться, но особой опасности для игроков они представлять не будут. Но это не повод для оптимизма, а скорее наоборот, еще одна проблема нашей экономики. Стратегии развития рассчитаны на годы и даже десятилетия, а игроки на отечественных финансовых рынках привыкли мыслить значительно меньшими промежутками времени.

По словам Евгения Гавриленкова «озабоченность вызывает то, что такого рода дискуссии между «конкурирующими» стратегиями ведутся уже два с половиной десятка лет, и в обществе не сложилось консенсуса по этому поводу. Ни одна из предыдущих стратегий не была реализована в полном объеме. Вот эта незавершенность и непоследовательность – самый неприятный момент для финансовых рынков, поскольку многие инвесторы испытывают затруднения с тем, чтобы принимать долгосрочные инвестиционные решения. В результате, финансовые рынки в большей степени отражают краткосрочные интересы инвесторов, которые доминируют, а финансовые рынки зачастую рассматриваются как площадки для спекуляций (в негативном значении этого слова). В какой-то мере финансовые рынки в стране живут в некотором отрыве от экономики, которая последние лет десять практически не растет».

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все публикации »
+12 -0
554

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Александр Глазков: «Digitalbanking: уникальность становится массовой» Александр Глазков: «Digitalbanking: уникальность становится массовой» Изменения банковского ландшафта видны, что называется, невооружённым глазом. Банков становится всё меньше, а работы оставшимся только добавляется, и она всё больше усложняется. К тому же клиент XXI века, как уже не раз говорилось, стал и грамотным, и придирчивым к качеству услуг. Просто «на бренд» его не заманишь, нужно предложить что-то столь привлекательное, чтобы он пришёл и задержался на годы. Но что делать разработчикам банковского программного обеспечения, если все клиенты (в том числе и сами банки) — жаждут уникальности? Об этом — наш разговор с управляющим директором компании «Диасофт» Александром Глазковым. Новые времена, вызовы и подходы к профессиональному взаимодействию Новые времена, вызовы и подходы к профессиональному взаимодействию Анатолий Аксаков: «Самый главный вызов пришел из смежной области. Это революционные изменения в сфере финансовых технологий, которые приводят к стиранию граней между базовыми моделями финансовой индустрии». Учитесь видеть бизнес-процессы Учитесь видеть бизнес-процессы «Учитесь видеть бизнес-процессы. Построение карт потоков создания ценности», Майк Ротер, Джон Шук, издательство «Альпина Паблишер».

Новости

Основные курсы и котировки
 
Finversia-TV