Пятница, 27.11.2020
×
Частные инвестиции 2021: в поиске новой “дорожной карты”. Ян Арт и Андрей Верников

Необеспеченные потребительские займы составили 6,7 трлн рублей

- -
Аа +

Объем беззалогового кредитования в России превысил докризисный уровень. Общая сумма задолженности по этому виду займа в первом полугодии составила 6,7 трлн рублей, что на 200 млрд рублей больше, чем в 2014 году, говорится в презентации директора департамента финансовой стабильности Центробанка (документ есть у «Известий»). По мнению представителей регулятора, такая динамика может привести к росту кредитной нагрузки на россиян. Однако показатели обслуживания займов сейчас заметно лучше, чем до кризиса, а у ЦБ есть инструменты, позволяющие не допустить появления кредитного «пузыря».

Ссудная задолженность по необеспеченным потребительским кредитам продолжает расти ускоренными темпами, отмечается в презентации директора департамента финансовой стабильности ЦБ Елизаветы Даниловой. В отличие от ипотеки и автокредитования, по таким займам банк не получает в залог никакого актива, и не может продать его, если клиент не может платить. В первом полугодии 2018-го общий объем долгов по необеспеченным кредитам увеличился до 6,7 трлн рублей. Это порядка 7% ВВП страны. По сравнению с аналогичным периодом 2017-го рост составил 17,1%. Предыдущий пик был зафиксирован в кризис 2014 года — тогда сумма долга достигла 6,5 трлн рублей.

Какое отношение доли ничем не обеспеченных кредитов к ВВП можно считать нормальным, зависит от уровня ставок в экономике. Например, в Великобритании «нормальным» считается показатель в 20%, отметила руководитель проекта «Финшок» в рамках Национальной программы повышения финансовой грамотности граждан Минфина России Ольга Дайнеко. В России этот уровень такой же, как у развивающихся стран — Индии, Мексики, Турции, добавил сооснователь и руководитель финтех сервиса Fins.money Владимир Шабасон. Восточноевропейский максимум — 10%, в Западной Европе, США и Китае доля необеспеченных потребкредитов в ВВП может доходить до 30–60%, добавил эксперт.

Однако чтобы оценить кредитную нагрузку стоит использовать не отношение займов к ВВП, а так называемый коэффициент обслуживания долга, отметил аналитик «Открытие Брокер»

Тимур Нигматуллин. Это отношение всего потока платежей по кредиту (погашения процентов и основной суммы) к доходам граждан в стране. Несмотря на то что общий объем задолженности в России растет, коэффициент его обслуживания сейчас лучше, чем до кризиса, подчеркнул эксперт. По данным ЦБ, к 2014 году этот показатель составлял 5,5%, сейчас — около 4,8%. Такая динамика объясняется удешевлением кредитов на фоне низкой инфляции и смягчения монетарной политики ЦБ, который с 2015 года поэтапно снижал ключевую ставку, пояснил Тимур Нигматуллин.

Однако по мере исчерпания банками возможности уменьшать ставки по кредитам фактор дешевых займов перестанет оказывать компенсирующее воздействие на долговую нагрузку, полагают в ЦБ. В сентябре регулятор впервые с 2014 года повысил ключевую ставку, чтобы снизить инфляционные риски. При этом ссудная задолженность растет быстрее доходов, что создает опасность увеличения долговой нагрузки, как это было в 2011–2014 годах, отмечается в материалах ЦБ.

Объем необеспеченных займов растет из-за перекредитования: люди берут на себя новые обязательства, чтобы расплатиться по уже существующим долгам, полагает Владимир Шабасон. Он добавил, что новые кредиты оказываются больше по объему, чем старые, поскольку граждане помимо погашения предыдущего долга берут деньги еще и на покупку других вещей.

В случае ухудшения ситуации в экономике риски неплатежа по необеспеченным займам растут. А при несовершенной системе банкротства физлиц и агрессивных коллекторских практиках это приводит к убыткам как для граждан, так и для банков, добавила Ольга Дайнеко.

Однако у ЦБ есть целый ряд инструментов, которые позволяют не допустить перегрева рынка, считает Тимур Нигматуллин. Регулятор может забрать «лишние» деньги, предлагая банкам свои облигации, или ввести повышенные коэффициенты риска по необеспеченным кредитам. В первом случае с рынка уходят средства, которые банки могли бы выдать в качестве займов населению, а во втором — кредитная организация вынуждена создавать дополнительные резервы по рисковому займу, что делает его выдачу невыгодной. Таким способ ЦБ уже использует в отношении ипотеки.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все рынки »
- -
108
ПОДПИСАТЬСЯ на канал Finversia YouTube Яндекс.Дзен Telegram

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
Неужели что-то меняем в консерватории? Неужели что-то меняем в консерватории? Невероятно, но факт: запущена масштабная реформа того, что у нас по недоразумению называется институтами развития. Таковых на сегодняшний день насчитывается аж сорок штук. Тимур Аитов: Можно ли сделать онлайн-конференции привлекательнее? Тимур Аитов: Можно ли сделать онлайн-конференции привлекательнее? Реплика по мотивам одной дискуссии в Фейсбуке. Тимур Аитов: «Наличные в обороте будут всегда – на всякий «пожарный» случай» Тимур Аитов: «Наличные в обороте будут всегда – на всякий «пожарный» случай» В последнее время международное сообщество уделяет большое внимание проектам эмиссии цифровых валют центральными банками – эти валюты получили единое название CBDC (Central Bank Digital Currency). Представил свое видение цифрового рубля и российский Центробанк. Зачем выпускать цифровой рубль (ЦР), если существуют электронные деньги? Можно ли будет хранить в цифровых рублях свои сбережения? К каким последствиям приведет выпуск цифрового рубля? Эти вопросы комментирует Тимур Аитов, руководитель центра компетенций «Цифровизация финансовых технологий» Фонда развития цифровой экономики, заместитель председателя Комиссии по цифровым финансовым технологиям Совета Торгово-промышленной палаты России по финансово-промышленной и инвестиционной политике

календарь эфиров Finversia-TV »