Суббота, 20.07.2019
×
Александр Мурычев: Со вступлением в силу ФЗ-238 для экономики начинается фактически новая эпоха

Нассим Талеб: «Попробуйте в следующей жизни стать тараканом. Вам понравится!»

+26 -0
Аа + 1

В Москву приехал Нассим Талеб, известный своими книгами «Чёрный лебедь» и «Антихрупкость». На семинаре, при полном аншлаге, он пожелал всем нам в следующей жизни стать тараканами, рассказал о самом лучшем ресторане столицы, предупредил об опасности чтения «Войны и мира» и выдвинул спорную теорию о том, почему Россия как государство и цивилизация умудряется выживать, в то время как другие империи давно канули в лету.

Всемирную известность Нассим Николас Талеб, ливанец по происхождению, получил в разгар самого тяжёлого экономического кризиса последнего времени. В 2007 году увидел свет его «Чёрный лебедь» - читатели могли воочию убедиться в меткости его философской доктрины, глядя, как по всему миру разлетелись «черные лебеди», опустошая экономики, бюджеты, оставляя миллионы людей без работы. В 2014 году вышла его вторая по значимости работа – «Антихрупкость». В ней – как и 5 тыс. лет назад китайский философ Лао-Цзы – Талеб изящно вывел формулу выживаемости. Чтобы не сломаться и не погибнуть, нужно быть, как это ни банально звучит, живым: не бежать от стрессов, не боятся хаоса и беспорядка, экспериментов, учится только на своих ошибках и не быть слишком большим по размеру. Идеально, по Талебу, быть мелкими домашними насекомыми. Организатором приезда Нассима Талеба в Москву стала компания BBI.

Проповедник среди тараканов

- Попробуйте в следующей жизни стать тараканом. Вам понравится. Они нас переживут. Лучше быть тараканом, чем динозавром, - добродушно обратился он к москвичам, хотя сам не спешит присоединяться к этим самым живучим тварям на планете, - Больше всего мне не хочется сегодня вам что-то проповедовать, но в следующей жизни я хотел бы стать проповедником, да.

В жизни Нассим Талеб оказался человеком с хорошим чувством юмора, обаятельным, вежливым и…таким же волатильным и неупорядоченным, как и его книги. Но, ради справедливости, стоит заметить, что редко встретишь книгу, так изобилующую примерами или, как сейчас модно говорить, кейсами.

- Я 21 год был трейдером, торговал волатильностью. Все, что люди привыкли любить и ценить – это все не про трейдеров, - как бы в оправдание оговорился Талеб, - Моими лучшими друзьями в то время были алкоголь и волатильность. Я хотел стать теннисистом, но плохо играл в эту игру, у меня не получалось играть в шахматы, а также бегать на лыжах. И мне пришлось выбрать науку, заняться математическим моделированием. Я сам профессор, но, похоже, я больше смешу других профессоров.

В лекциях этого неординарного профессора нет начала и конца, не говоря уже о середине. Почти отсутствует логика и напрочь - повествование. Его речь сбивчива, мысли скачут, ходят кругами. Он словно бы сам – намеренно или случайно – иллюстрирует главные посылы своей философии: непосредственность, открытость, ритм и абсолютный дарвинизм.

Между тем, бесчисленные примеры, которые приводил Талеб на семинаре, изобиловали хорошими познаниями…

…в медицине:

- Мы ходим в тренажёрный зал, потому что тело должно испытывать стресс. Физические нагрузки полезны не для мышц – для костей. Кости – залог нашей антихрупкости. У космонавтов плохие кости, поскольку тело не получает на космической станции необходимых нагрузок. И, кстати, если вы заляжете на диван, чтобы прочитать «Войну и мир», то для костей это крайне вредно. И сердце должно биться с разными ритмами – это тоже полезно. А лекарства следует принимать не равными дозами, а всегда отличными от предыдущей: сегодня 2 таблетки, завтра – одну, послезавтра полтаблетки. И так далее.

…в финансах:

- Алан Гринспен, много лет возглавлявший ФРС, очень хотел стереть бизнес-циклы. Хотел стерилизовать их. В итоге он искусственно создал такую среду, где слабые компании начали чувствовать себя уверенно. Пока не грянул ипотечный кризис 2007-2009 годов, разумеется. Инвестиции в биотехнологии считаются одними из самых рискованных. Вы вложились в 100 компаний и начинаете терять деньги, пока какая-нибудь одна компания не выстреливает и не делает вас баснословно богатым.

…в экономической истории:

- У финикийцев не было ничего, кроме гор, в итоге они стали самыми успешными трейдерами своего времени. У Сингапура нет даже собственных источников питьевой воды. Генуя и Венеция выжили только благодаря торговле. А вот Саудовской Аравии и Катару нечего глобально противопоставить Ирану, поскольку кроме нефти и фиников у них ничего нет. В этих странах полностью разрушена социальная матрица, и они обречены.

…в экологии:

- Если лес управляется людьми, то можно с уверенностью сказать, что пожаров там не будет, а, вскоре, и самой жизни. Но если позволить лесу самоочищаться, то эта экосистема будет сама прекрасно справляться с трудностями.

…в метеорологии:

- Одни люди постоянно прячутся от ураганов – роют убежища, запасаются консервами, читают молитвы. Другие – строят ветряки и зарабатывают на ураганах деньги.

…в книжном бизнесе:

- Знаете, писателей в мире очень много. Если вы зайдёте в Старбакс и спросите продавца на кассе, не пишет случайно ли он книгу, он стопроцентно подтвердит, что да, пишет, что он писатель. Таких писателей миллион, но всего на 5-10 книг приходится половина всех продаж. Победителю достаётся всё.

…в IT:

- Когда Майкрософт начинал делать компьютеры, тем же самым занимались ещё порядка 25 тыс. компаний. И где они сейчас?

…в архитектуре:

- В 5-ом районе Парижа исторически селились бедняки. Но сегодня там самая дорогая недвижимость. А посмотрите на парижские бульвары?! Нельзя такого же сказать. Самые дорогие районы в Нью-Йорке – Сохо и West Village, а не улицы с небоскрёбами и широкими мостовыми. Современная архитектура производит удивительно малоценные активы, а отличие от тех, которые строились стихийно, развиваясь вместе со временем.

 …в сфере безопасности авиаперелётов и судоходства:

- Самолёты в США ежегодно совершают 28 млн взлётов и посадок. И всякий раз после какой-нибудь аварии безопасность авиаперелётов существенно повышается. Или взять историю с Титаником. Он затонул, унеся тысячи жизней. Но уже следующий корабль люди сделали на порядок надёжнее. Кто-то должен пожертвовать собой ради здоровья всей системы.

…и даже в кулинарии и виноделии

Представим ситуацию, где одной группе лучших пищевых химиков поставлена задача создать лучшие пельмени. Другая же группа энтузиастов состоит из любителей. Как вы думаете, у кого получится лучше? Конечно же, у любителей и экспериментаторов! Вино пытались производить в промышленных масштабах. Вроде и сорт был хороший и климат, но не получалось: хорошее вино делали и будут делать на небольших шато. Потому что этот бизнес не масштабируется.

Наблюдения Талеба точны, как у журналистов, хоть он их и не любит:

- Я не люблю «Черного лебедя», - признался писатель, - журналисты неправильно его интерпретировали. Просто потому, что не читали – прочли лишь содержание. Так сделал и журнал Economist. Лебедь пострадал. И тогда я решил отомстить им всем. И написал «Антихрупкость». Теперь журналистам очень сложно объяснить, о чем книжка, не прочитав её.

Семинар Нассима Талеба
Семинар Нассима Талеба
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru

Мышь против слона

- У меня есть знакомые в Лондоне. 2 брата-близнеца. Один работает таксистом, другой – трудится в HR-отделе крупной корпорации. Зарабатывают они примерно одинаково. Кто первый из них обанкротится? Тот, кто занимается HR. В случае, если его уволят, найти другую работу ему будет сложнее, чем попасть под колёса автобуса. Первый же выживет при любом раскладе.

Излюбленная метафора Талеба – помимо культовых тараканов – сравнение мышей со слонами.

- Мышь может стать слоном, а вот слон – уже никак. Поэтому мышей много, и они хорошо себя чувствуют, а слонов – все меньше. В Нью-Йорке около 8 млн мышей. А слонов? Вот, если с этой сцены упадёт слон – он сломает ногу. А мышь не сломает – условно говоря, потому, что у неё нет ног. Слон – пример хрупкости, мышь – антихрупкости.

Когда подошло время вопросов-ответов, у микрофона появился молодой человек, представившийся бизнес-тренером:

- Я помогаю слонам остаться на плаву – я работаю с крупными корпорациями. Не могли бы вы посоветовать, как слонам можно выжить?

- Боюсь у меня для вас плохие новости, - не оставил ему шансов Талеб, - Размер – главный враг. Как только твоя компания попадает в индекс S&P 500, то в среднем у тебя 12 лет до банкротства. Я не знаю в Нью-Йорке ни одного ресторана с количеством столиков больше 100. Для успеха в этом очень конкурентном бизнесе важна камерность. Если ты сделаешь один неправильный стейк – ты вылетишь из бизнеса. Боинг и Найк ничего не производят – они работают по модели субподряда, это, возможно, единственный формат, в котором могут существовать крупные корпорации.

Россия – вечная загадка

Время с живым воплощением антихрупкости прошло незаметно. Я все ждал, когда кто-нибудь спросит его про Россию – про это вопиющее исключение из его стройной теории. Но Талеб лишь обмолвился о том, что «любит нашу страну, но тут могут быть морозы минус 40» и что вчера он отведал лучших пончиков в своей жизни в ресторане «Доктор Живаго».

- Так почему Россия выживает, не смотря ни на что?, - пришёл из зала долгожданный момент истины.

- Помните Римскую империю? Она просуществовала более двух тысяч лет благодаря тому, что централизованными были всего два института: армия и закон. Возможно, Россия децентрализована, что помогло ей выжить после 1991 года. Если бы такое случилось в США, они бы вымерли просто от голода. Думаю, что сельское хозяйство в России децентрализовано. И даже Сталин не смог это исправить, - попытался ответить Талеб, хотя и малоубедительно.

С другой стороны, что-то в этом есть - отрасль, которая приносит порядка 3% ВВП, помогла выжить стране в непростые времена. Все логично укладывается в теорию мышей со слонами, тараканами, Львом Толстым, Борисом Пастернаком и вечными сибирскими морозами.

Москва.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все события »

фото события

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
[_$Blocks_DefaultController:render(17)]

Новости »

[_$Blocks_DefaultController:render(32)]