Пятница, 20.04.2018

ИнвестАрена. Доступный сервис онлайн-инвестиций на мировых финансовых рынках. Читать о финансах и тут же зарабатывать.

Год, развеявший иллюзии

+2 -0
237
Аа +
Год, развеявший иллюзии

На экономическом круглом столе, проведенном 10 января журналом «Вестник НАУФОР», эксперты дали оценки ушедшему 2017 году и сформулировали прогнозы на наступивший 2018-й. Мнения получились разными, отчего мероприятие по формату больше походило не на круглый стол, а на дискуссию, местами – на баттл.

Для начала приглашенные эксперты по просьбе главного редактора журнала «Вестник НАУФОР» Ирины Слюсаревой подвели итоги прошлого года для российской экономики.

Заместитель директора Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов первым делом упомянул успехи Банка России в таргетировании инфляции: «Удалось ее снизить даже больше чем хотелось бы». Другой важный итог 2017 года оказался скорее негативным. «Рассеялись иллюзии относительно того, что у нас возобновился экономический рост», - признал Миронов. Стало ясно, что зафиксированный рост носил восстановительный характер. Новая модель роста на данный момент отсутствует.

А был ли снег?

Генеральный директор УК «Спутник – Управление капиталом» Александр Лосев сделал лирический заход. Для того, чтобы охарактеризовать 2017 год, он процитировал Михаила Булгакова: «Был он обилен летом солнцем, а зимою снегом, и особенно высоко в небе стояли две звезды: звезда пастушеская – вечерняя Венера и красный, дрожащий Марс».

- Марс – это Сирия, - прокомментировал Александр Лосев. – Да, мы победили. И всё.

По мнению спикера, год не был богат значимыми финансово-экономическими итогами. Лосев упомянул продолжившуюся «зачистку банковской системы» и «никакие результаты фондового рынка».

- Вот со снегом, кстати, не очень удалось… - возразил начальник Центра разработки стратегий Газпромбанка Егор Сусин.

Говоря о частностях, эксперт отметил «очень хороший приток капитала в секторе облигаций». В то же время, если смотреть на экономику в целом, становится очевидно, что факторов роста нет.

- С инвестициями все далеко не так хорошо, как хотелось бы, - добавил Сусин.

Отставание и торможение

Партнер Matrix Capital Евгений Гавриленков выразил уверенность в том, что мировой экономический рост по итогам 2017 года составит 3,6-3,7%. По сравнению с этим показателем отставание России, демонстрирующей примерно 1,5% роста, выглядит внушительным. Средний годовой рост российской экономики на протяжении последнего десятилетия – всего лишь 1% в год, напомнил экономист. И в 2018 году вряд ли произойдет ускорение. Скорее, можно ожидать торможения до 0,4-0,6%, полагает Евгений Гавриленков. При том, что мировая экономика в 2018 году сохранит существующие темпы роста.

- В условиях избытка ликвидности такие вещи, как биткоин и другие криптовалюты показывают достаточно интересные результаты. Это говорит о том, что деньги девать некуда, - охарактеризовал Гавриленков ситуацию в мире.

По мнению эксперта, 2017 год развеял иллюзии относительно того, что какие-либо санкции в отношении России могут быть отменены. Давление на Россию, Иран и Корею со стороны США будет продолжаться. С этим предстоит жить «десятки лет», уверен Гавриленков.

- То, что инфляция снизилась до 2,5% - это очень хорошо, - добавил экономист. – А вот ситуация вялого экономического роста вряд ли будет устойчивой.

О воронежском пармезане, банках и бондах

Ирина Слюсарева осторожно предложила собравшимся поговорить о факторах роста российской экономики.

- Любое импортозамещение надо было начинать не с воронежского пармезана и белгородского хамона, а с внутреннего инвестиционного кредита. Потому что у нас вся банковская система работает на поддержание текущей ситуации финансовой компании, и только 3% идут на инвестиции, - высказался Александр Лосев.

По мнению Лосева, необходима полная смена состава экономического блока Правительства, так как его работа видится абсолютно неэффективной.

Между Александром Лосевым и Егором Сусиным завязалась эмоциональная дискуссия о роли государства в экономике, о рынке бондов, а также притоке и оттоке капитала из страны.

- У нас бум на бондах, потому что у нас высокие процентные ставки реальные, но при этом у нас нет роста экономики, значит, куда пошли эти деньги? – задался вопросом Лосев. – Если санкции сейчас будут приняты по иранскому сценарию, у нас весь этот carry trade начнет сворачиваться, а если еще, не дай Бог, ФРС начнет повышать ставку, все эти деньги убегут. И что мы увидим? Отток капитала в 100-200 млрд долларов?

- Мне кажется, мы сейчас говорим о каком-то сферическом коне в вакууме. Инвесторы, заходя на наш рынок, особенно бондов, понимают, что они не смогут из него быстро выйти. Даже в 2014 году с нашего рынка бондов, ОФЗ, вывели 100 млрд рублей. Все, больше не смогли. И не смогут. Инвесторы прекрасно понимают ликвидность нашего рынка, - возразил Сусин.

- Может быть все что угодно. Но рынок бондов пока ничего экономике не принес. Он принес прибыль иностранным инвесторам, дал возможность компаниям рефинансировать свои долги, и ничего больше, - с сожалением заметил Лосев.

- В 2017 году был очень интересный структурный момент, когда бонды с точки зрения привлечения средств в финансовой системе активно замещали собой банковский кредит. Объем новых размещений и прирост рынка значительно больше, чем прирост банковского кредита, что в нашей истории до этого не происходило, - высказал наблюдение Егор Сусин.

- Правильно, и это должно быть, потому что банки не справляются со своей задачей, - сказал Лосев.

Не мешайте экономике, она сама…

Валерий Миронов напомнил, что инвестиционная активность начала «умирать» только к концу 2017 года, и то в связи с сезонностью. В целом же перспективы развития финансового рынка в условиях, когда банковская система превращается в некую «вещь в себе», достаточно велики. Финансовый рынок, по мнению экономиста, должен стать самым важным драйвером новой модели экономического роста. Целесообразно было бы создать специальные инвестиционные банки с низкой долей участия государства. Эти проекты стали бы высокорисковыми и высокодоходными, словом привлекательными для иностранного инвестора. Миронов подчеркнул: «Рынок бондов показал, что экономика, если ей не мешать, сама укажет будущие драйверы экономического роста».

- Денег нам никто не даст. Нам нужно просто развивать свои технологии, - со свойственной ему прямотой ответил Лосев. – Без технологического развития мы не сможем изменить модель.

Чуть позже эксперт пояснил, что имеет в виду технологии, в которых будет нуждаться мир на протяжении ближайших пятидесяти-ста лет, – технологии ядерной энергетики, аэрокосмические технологии и новые материалы с новыми свойствами.

По мнению Егора Сусина, нет ничего страшного во временном отсутствии модели роста экономики. «Сейчас все крупные страны находятся в поиске собственной модели роста, включая Китай», - добавил он.

В продолжение темы Евгений Гавриленков напомнил, что размеры российской банковской системы относительно ВВП очень малы, по сравнению со стандартами более развитых стран. А российский фондовый рынок «с точки зрения недооцененности – совершенно аномальный случай».

Егор Сусин согласился с коллегой и добавил, что бюджетное правило создает дополнительные возможности для иностранного инвестора. С одной стороны, у нас присутствует достаточно жесткая монетарная политика, с другой стороны – некоторая недооценка курса.

Суверенитет и развитие

Александр Лосев, в свою очередь, заявил, что национальной идеей России должны стать суверенитет и развитие (развитие экономики, территорий, человеческого капитала).

- У нас весь национальный доход накапливается в экспортном секторе в долларах и там же остается. Он не работает здесь, - подчеркнул Лосев. – И наш Центральный банк, он такой крутой и независимый. Действительно независимый ЦБ может быть только тогда, когда он отвечает за экономику так же, как ФРС. ФРС отвечает за инфляцию, за рынок труда и за экономический рост. Наш за что отвечает? Только за инфляцию, которую он сам себе придумал таргетировать. ЦБ должен подчиняться Минфину и быть всего лишь его отделом, либо он должен все-таки за что-то отвечать, в том числе за экономический рост. А не так вот зажимать массу и говорить: «Мы никому никаких денег не дадим, потому что мы с инфляцией боремся».

Егор Сусин не согласился с Алесандром Лосевым. По его мнению, Центробанку следует заниматься «своим делом», то есть обеспечением доверия к национальной валюте, а Минфину и Минэкономразвития – своим, то есть экономическим ростом и развитием.

Москва.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все события »

фото события

+2 -0
237

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Новости

Основные курсы и котировки
Finversia-TV