Воскресенье, 18.02.2018

ИнвестАрена. Доступный сервис онлайн-инвестиций на мировых финансовых рынках. Читать о финансах и тут же зарабатывать.

Арсений Поярков: «Криптовалюты – плоть от плоти существующего фондового рынка»

+7 -0
516
Аа + 2
Арсений Поярков: «Криптовалюты – плоть от плоти существующего фондового рынка»

Портал Finversia.ru обсудил последние события и законодательные инициативы на рынке криптовалют с Арсением Поярковым, членом экспертного совета Государственной Думы по цифровой экономике и блокчейн технологиям, совладельцем первого профессионального агентства по оценке цифровых активов DigRate.

- Арсений, вы верите в теорию заговора, применительно к криптовалютам? Поясню – в «играх» с курсом биткойна некоторые аналитики обвиняют некий «пул китайских майнеров».

- Если рассматривать теорию заговора в локальном контексте, то, безусловно, она тут работает. Рынок биткойна, криптовалют в целом, очень волатилен. За этим скрываются очень целенаправленные действия тех или иных групп лиц или структур.

Все материалы Finversia-TV

- И вы эти действия видите?

- Не то, чтобы видим, но можем ощутить. Отсматривая котировки и курсы, отслеживая заявления неких лиц, которые имеют большой авторитет на этом рынке.

- Не JP Morgan имеете в виду?

- JP Morgan стал в этой области авторитетом не так давно. Не буду называть конкретных имен, но есть много экспертов, которые находятся в теме криптовалют достаточно давно. Не год, не два, а стояли у истоков. К их мнению прислушиваются.

- Так «китайские майнеры» виноваты в скачках курса биткойна?

- Они обладают большими мощностями и большим количеством биткойнов. На текущий момент они держат около 70% мощностей и, конечно, могут двигать курс биткойна вниз или вверх по своему усмотрению. Но не так уж сильно, надо признать. Кроме того, они меньше других заинтересованы в том, чтобы цена на биткойн падала.

Но есть альтернативные группы сил, которых можно условно назвать «финансистами», которые в прошлом году резко повысили активность на рынке криптовалют. Как раз они больше заинтересованы в высокой волатильности на рынке, потому что хотят закупаться «на низах», продавать «на верхах» и опять организовывать закупки «снизу».

- Вы сказали про 70% мощностей у «китайских майнеров». А сколько у них биткойнов? Существуют ли какие-нибудь экспертные оценки?

- Этой статистики у меня нет. Думаю, что её нет ни кого – все кошельки анонимные. Мы можем назвать конкретные кошельки, и сколько на них находится биткойнов, но не кому они принадлежат.

- Тогда сколько биткойнов сейчас на самом крупном кошельке?

- Есть три кошелька, на каждом из которых сейчас находится больше 100 тысяч биткойнов (суммарно менее 450 тысяч).

- Вы, в DigRate, ведете учёт утраченных биткойнов – тех, которые, скорее всего, уже не могут быть использованы. Сколько сегодня таких «потерянных» биткойнов?

- Всего к настоящему моменту выпущено 16,7 млн биткойнов. По нашим оценкам около 20% из них потеряно. Причем, основное количество было потеряно в самом начале, когда биткойн ничего не стоил, когда он майнился легко и непринужденно (50 монет за один блок раз в 10 минут).

- Неплохие деньги на текущий момент.

- Неплохие. Но тогда он ничего не стоил, и отношение к нему было соответствующее. При этом мы не можем однозначно сказать, потеряны они или нет. Мы можем сказать только, что по тем или иным кошелькам не было исходящих движений за определенный период. Точкой отсчета мы считаем март 2013 года, когда биткойн впервые совершил заметный скачок стоимости. Если с тех пор вывода биткойнов из кошелька не было, то, либо у его владельца стальные нервы, либо он не имеет к кошельку доступа.

- Вы считаете только исходящие транзакции. А входящие могут продолжаться даже на «мертвые» кошельки?

- Да. Если взять, например, самый первый кошелек, который принадлежит Сатоши Накамото (по крайней мере, так он условно называется), то определенное количество пользователей биткойна до сих пор отсылает туда монеты, в качестве благодарности за создание криптовалюты. Особенно часто это происходило тогда, когда биткойн стоил дёшево. То есть, количество входящих транзакций не свидетельствует о том, что кошелек «жив». Вы можете отправить монеты на любой кошелек в блокчейне.

- Сатоши свой кошелек не трогает?

- Нет. Ни первый и ни огромное количество всех последующих. По нашим оценкам условному «Сатоши» принадлежит более 1 млн биткойнов.

- Помимо биткойна вы отслеживаете и другие криптовалюты. Насколько ощутима корреляция между самой популярной из них и всеми остальными в плане их потерь? Те же 20%?

- Определенная корреляция существует, но проще всего проследить её на форках биткойна. Потому что если потерян сам биткойн, то, с большой долей вероятности можно предположить, что потеряна и валюта, получившаяся в результате форка. Конечно, у форков есть свои нюансы, но в общем случае это так. То есть, мы предполагаем, что в случае с Биткойн Кэш и Биткойн Голд также потеряны около 20% от общего количества монет.

По Эфиру и Рипплу такой статистики мы отдельно не ведем, но если брать весь рынок криптовалют за 100%, то он состоит из топовых (ликвидных) валют, которые у всех на слуху и огромного количества всех прочих (неликвидных). Они участвуют в общей статистике по капитализации рынка, но реально купить или продать какой-то их существенный объем невозможно. То есть, купить довольно легко, но вот продать… Поэтому мы не считаем, что подобные валюты участвуют в реальной капитализации рынка.

- Как сегодня вы оцениваете капитализацию рынка в целом?

- На сегодняшний день она составляет около 600 млрд долларов – меньше, чем показывает большинство агрегаторов.

- С чем эта сумма сопоставима?

- 600 млрд долларов – это, примерно, треть от всех наличных долларов, которые ходят в мире и, опять же, примерно, 1% объема всего мирового фондового рынка.

- Не очень впечатляет.

- Да, но всего год назад капитализация составляла лишь 15 млрд долларов.

- Понимаю, что проведение аналогии с доткомами – уже моветон, но не могу не спросить – появляются новости о том, что свою крипту запускает Telegram, акции компании Kodak выросли аж на 92%, после того, как она объявила о создании собственной криптовалюты… Это какое-то помешательство? Раньше достаточно было открыть свой сайт, чтобы акции выросли, теперь – выпустить криптовалюту?

- Мне кажется, что это свидетельствует о том, что ничего нового в мире, в целом, не происходит. Как криптовалюта, ничем не обеспеченная, может за день скакнуть на 90%, так и акции вполне себе респектабельной компании могут повести себя точно так же – просто на основании какого-то информационного шума и ожиданиях спекулянтов и манипуляторов. На этом шуме, фактически, и строится весь фондовый рынок. Можно ругать криптовалюты, можно хвалить, но они – плоть от плоти существующего фондового рынка.

- Снова обращаюсь к новостям начала января. Российский Минтруд разрешил чиновникам не декларировать криптоактивы. А некий гражданин, инициировавший процедуру личного банкротства, потребовал исключить из конкурсной базы его криптокошельки. Весьма удобная лазейка.

- Да, они и рады бы включить и в конкурсную базу, и в декларации, но возникает целый ряд вопросов. Во-первых, любой актив должен быть каким-нибудь образом оценён. Наш Минфин ратует за то, чтобы с криптоактивов платились налоги. Я лично знаю большое количество людей, которые и рады бы их заплатить, но не понимаю как. Если криптовалюта – это некая «иностранная валюта», то возникает вопрос курса. Теоретически можно заплатить налог со сделки купли-продажи при выходе «в фиат». Учесть эту разницу между покупкой и продажей. Но как определить правильность расчёта налоговой базы? А если не было покупки криптовалюты, а мы получили с её помощью оплату за наши услуги?

Рынок меняется постоянно. Мы не можем по собственному желанию взять курс на какое-то конкретное время и зафиксировать его. Нам необходим какой-то бенчмарк.

- Вы, в Комитете Госдумы, в Экспертном совете, пытаетесь как-то решать эти вопросы?

- Конечно. Мы стараемся сделать так, чтобы Россия, как страна, получила максимальные выгоды от криптореволюции. Для этого нам надо сделать так, чтобы тут удобно было вести бизнес, связанный с цифровой экономикой. В частности, с блокчейном и криптовалютами. Чтобы предприниматели сюда шли.

- Обсуждения – это, конечно, хорошо. А итог этих обсуждений?

- В Белоруссии показали прекрасный пример, как это можно сделать.

- Можно или нужно?

- Однозначно, как можно. Как нужно – покажет только время. Понятно, что легализация несет в себе определенные риски. Необходим баланс между полным запретом и глобальной легализацией. Запреты приведут лишь к тому, что вся эта экономика от нас уйдёт. Тем более что Белоруссия – близкое, родное, союзное государство. Там можно комфортно развернуть бизнес, физически находясь в Москве.

- Ваши коллеги-бизнесмены уже поглядывают в ту сторону?

- На этот Новый год самыми популярными направлениями были Вьетнам, Таиланд и Минск. Внезапно!

- Экспертный совет, в котором вы состоите, больше нацелен на интересы бизнеса. Как вы их отстаиваете, учитывая довольно консервативную позицию регулятора по возможности тех же расчётов в криптовалюте, например?

- Моя позиция (совпадающая с позицией регулятора) такова, что пока владелец криптовалюты не совершил какого-то движения в фиат, криптоактив не является деньгами. То есть, мы не признаем его валютой. Это же справедливо и в отношении майнинга, и в движении крипты между кошельками.

- Движение – это расчёты?

- Нет. Если используем термин «расчёты» возникает необходимость признать криптовалюты деньгами.

- То есть, вы просто хотите уточнить терминологию?

- Да. В том числе, что когда при ICO собираются какие-то средства в криптовалюте, они тоже не являются деньгами.

- Не так давно Удмурдская республика предложила развивать цифровую (крипто-) экосистему на своей территории. В прошлом году появлялись идеи выделить отдельный криптокластер в Крыму, Севастополе… Как вы относитесь к этой идее? Можно ли в рамках какого-либо субъекта РФ позволить бизнесу то, что позволила Белоруссия?

- Если мы многое позволяем на территории конкретного субъекта РФ, то почему бы не разрешить это же на территории всей страны?

- Именно потому, что это будет особая зона. Существуют же у нас, скажем, игорные зоны.

- В игорные зоны вы физически должны приехать, чтобы поиграть в казино. В случае с криптовалютами вы физически ничего не делаете – весь бизнес у вас в Сети.

- Сколько сейчас человек, по вашим оценкам, можно назвать занятыми в криптосфере?

- Я слышал разные оценки. Вплоть до 1,5 миллионов. Вопрос в том, что именно считать занятостью. Трейдинг криптовалютами – это занятость?

- Я бы говорил именно о бизнесе. От майнинговых ферм до ICO.

- В моих оценках таковых сегодня десятки тысяч.

Арсений Поярков, член экспертного совета Государственной Думы по цифровой экономике и блокчейн технологиям. Совладелец первого профессионального агентства по оценке цифровых активов DigRate, компаний БизнесДром и СБ Топ Тайм

Закончил Финансовую Академию при правительстве РФ. Кандидат экономических наук.
С 2005 по 2009 годы занимал должность директора московского филиала страховой компании «Находка Ре» (филиал страховой компании «ТИТ»).
В 2009-2011 годах являлся вице-президентом, директором департамента перестрахования и андеррайтинга компании «ГУТА-Страхование».
С 2012 года – совладелец компании СБ Топ Тайм, с 2015 – компании БизнесДром, с 2017 - DigRate.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все интервью »
+7 -0
516

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Новости

Основные курсы и котировки
 
Finversia-TV