Четверг, 14.12.2017
»

ИнвестАрена

Финансовая соцсеть

Алексей Лазутин: «Вся прелесть ломбардов – в ликвидных залогах»

+5 -0
640
Аа +
Алексей Лазутин: «Вся прелесть ломбардов – в ликвидных залогах»

Сегодня ломбарды – это полноценные участники российского финансового рынка. Наряду с МФО они составляют альтернативу банковскому сектору, не вступая при этом с ним в прямую конкуренцию. О том, какая ситуация сейчас складывается в ломбардном бизнесе, порталу Finversia.ru рассказал Алексей Лазутин, председатель совета Национального объединения ломбардов.

– Алексей Александрович, на взгляд простого обывателя, который никогда не пользовался услугами ломбардов, в Москве, например, сейчас появилось очень много этих учреждений. Ломбардный бизнес настолько привлекателен? Какова его средняя рентабельность. Насколько отличается ситуация в крупных городах и небольших поселках?

Сейчас у нас в стране функционирует порядка 20 тыс. розничных объектов одиночных, сетевых ломбардов, а также комиссионных магазинов, которые часто маскируются под ломбарды. С точки зрения покрытия – это, примерно, как Сбербанк.

Однако, по нашим оценкам, для органического насыщения в России может быть открыто еще порядка 20 тыс. объектов. Поскольку спрос на услуги ломбардов динамично растет. Этому способствует ужесточение требований к заемщикам со стороны розничного банковского сегмента, микрофинансовых и микрокредитных компаний, отсутствие механизма привлечения оборотного капитала микробизнесом.

При этом со своей стороны ломбарды расширяют спектр сервисных опций. Например, в ломбардах с ювелирной розницей вводятся дополнительные услуги по обмену старых ювелирных украшений на новое и пр. В ломбарде можно получить заем не только по паспорту гражданина РФ, но и по любому другому документу, удостоверяющему личность (в рамках Гражданского кодекса), в том числе по паспорту гражданина другой страны. Многие обращаются в ломбарды по причине того, что не хотят портить свою кредитную историю или опасаются различного рода санкций, применяемых другими финансовыми институтами в случае дефолта заемщика.

В Москве и других крупных городах действительно достаточно много ломбардов, что влияет в числе прочего и на процентную ставку. Но рентабельность ломбардного бизнеса зависит, прежде всего, не от территориальной принадлежности, а от бизнес-модели. А также от того, насколько агрессивно происходит развитие, если мы говорим про ломбардную сеть.

Хорошим показателем рентабельности для сформировавшейся ломбарда или в меру развитой сети может быть показатель 50%. Дальше он может снижаться в зависимости от вышеперечисленных факторов, а также уровня операционного управления. Если процесс управления будет выстроен неэффективно, то ломбард может быть и убыточным.

Вообще, вся прелесть ломбардов с точки зрения бизнеса заключается в залогах, уровню ликвидности которых может позавидовать любое другое финансовое учреждение. При правильной организации операционного процесса кредитный риск в ювелирных ломбардах стремится к нулю.

– Какова, на ваш взгляд, миссия ломбардов в российской экономике?

– Основной функцией ломбардов я вижу обеспечение финансовой доступности в конкретных географических регионах для определенных социально-экономических категорий населения. Если условно представить весь розничный финансовый рынок в виде пирамиды, то на ее вершине будет представлен, предположим private-banking; чуть ниже розничный банковский сектор; далее – микрофинансовые организации. Основанием же такой пирамиды будет ломбард.

– А если говорить о рынке в цифрах?

– По данным НАФИ, услугами ломбардов сегодня пользуются 10% населения РФ, что еще раз подтверждает важность ломбардов как элемента общей системы обеспечения финансовой доступности. Рынок почти на 90% состоит из ювелирных ломбардов. Примерно 7% – доля автоломбардов. Оставшиеся 3% приходятся на антиквариат, бытовую технику и электронику, меховые изделия и прочее движимое имущество. Средний заем в РФ составляет 7,9 тыс. рублей. Средний срок – 36 дней. Общий портфель ломбардов в настоящее время, по нашим оценкам, составляет порядка 60 млрд. рублей. Темпы роста немного снизились, тем не менее, мы ожидаем ежегодный прирост общего портфеля как минимум на 20% ежегодно. Нужно заметить, что в силу преобладания ювелирных ломбардов на динамику общего портфеля влияет стоимость золота на товарных биржах.

– Насколько рынок сформирован, каков его уровень зрелости?

– Ломбарды самые ранние представители финансового рынка. Ведь если под ломбардом понимать выдачу займа под залог, то такая конструкция появилась гораздо раньше любых других известных сейчас участников финрынка.

В советские годы в крупных городах были расположены государственные ломбарды, которых было немного, но спрос на их услуги был крайне высок. В качестве залогов принималось практически все: от ковров и мебели, меховых изделий и одежды до ювелирных украшений. Для того, чтобы воспользоваться услугами ломбардов выстраивались ночные очереди, а товароведы, принимающие изделия в залог, ездили на черных Волгах... Чтобы представить масштабы ломбардов тех времен достаточно сказать, что общая площадь одного из ломбардов составляет более 6 тыс. кв. м. У меня был опыт работы в государственной сети ломбардов «Мосгорломбард» на позиции заместителя генерального директора, поэтому я, что называется, изнутри представляю, как работают подобные организации.

Другое дело, что финансовая система со временем существенно трансформировалась: появились новые финансовые институты, традиционные для сегодняшнего дня. И сейчас мы видим появление новых экзотических инструментов, которые могут в ближайшем будущем существенно трансформировать банковские системы в привычном для нас понимании.

Рынок ломбардов в настоящий момент имеет существенный потенциал органического развития. При этом он потихонечку взрослеет, набирает уровень компетенции. Но одновременно с этим появляются крупные участники, усложняется регуляторная нагрузка. И это является сдерживающим фактором для входа на рынок новых участников.

– Здесь поподробнее. Расскажите о ваших взаимоотношениях с регулятором.

– Регуляторные риски на рынке ломбардов в настоящий момент превалируют. Есть целая система нормативных правовых актов, регламентирующих деятельность ломбардов. Однако значительная ее часть была принята без учета мнения участников рынка.

Поэтому мы совместно с регуляторами и другими профобъединениями работаем над приведением нормативной базы в равновесное состояние: когда соблюдается баланс между интересами потребителей, рынка и регуляторов. Сделать это очень непросто. И без объединения участников рынка, профсообщества в дальнейшем, на мой взгляд, станет практически невозможно.

Мы активно участвуем в экспертных советах при Банке России, в Пробирной палате, взаимодействуем с РСПП, со многими некоммерческими организациями, в том числе, из смежных отраслей. Это позволяет нам несколько сдерживать проецирование регуляторной нагрузки с банковского сектора на ломбардный рынок. Но те «неудобные» нормативные акты, которые были приняты ранее, изменить крайне сложно. Так, например, мы еще в 2014 году договорились с ЦБ об изменении нашего базового ФЗ 196 «О Ломбардах» в части объединения залогового билета с договором потребительского займа, возможности сдачи ломбардами части свободных помещений в субаренду, увеличению времени выдачи займов до 22:00 и возможности оказания агентских услуг. Однако соответствующие поправки будут внесены в Госдуму в лучшем случае только в этом году.

Ломбарды, наверное, самый чувствительный к усилению регуляторной нагрузки финансовый институт. Поэтому, чем больше регуляторная нагрузка, тем больше участники рынка ищут возможные лазейки в нормативных правовых актах. Особенно в зону риска попадают ломбарды, работающие с бытовой техникой и электроникой, меховыми изделиями.

Ключевым фактором для участников рынка служит тенденция к снижению полной стоимости кредита/займа (ПСК). Ограничение ПСК с начала ее применения на 25% может способствовать уходу с рынка ряда малых ломбардов, работающих в отдаленных и небольших регионах. Тем самым на местах существенно снижается уровень финансовой доступности. Либо ломбарды могут переориентироваться на смежные виды деятельности: скупочные пункты или комиссионные магазины.

– Какие основные тенденции в сфере развития ломбардного бизнеса вы могли бы отметить?

– В настоящее время более 50 % участников рынка – это микропредприниматели, имеющие от одного до нескольких розничных объектов. В то же время на рынке присутствуют крупные всероссийские сети ломбардов с миллиардными оборотами, общее количество объектов которых составляет более 700.

Рынок сейчас выходит на следующую стадию жизненного цикла. В ближайшие три года, по нашим оценкам, на рынке будет преобладать процесс консолидации бизнеса. И мы в этом процессе тоже планируем сыграть определенную роль, поскольку заинтересованы в приобретении сетей ломбардов.

Продолжится планомерное усиление регуляторной нагрузки, которую малые участники в какой-то момент либо не смогут выдержать, либо будут вынуждены примкнуть к сервисным компаниям, способным обеспечивать соблюдение всего арсенала требований регуляторов. Со своей стороны, мы уже подготовились к этому и создали компании, которые могут обеспечить полный юридический и бухгалтерский аутсорсинг. Это дешевле, чем держать профильных сотрудников в штате.

Еще одна тенденция – интеграция ломбардного направления с другими финансовыми институтами, например, с МФО. В этом есть синергия. На рынке уже существуют успешные кейсы работы розничных микрофинансовых супермаркетов, когда на одной площадке функционирует и МФО, и ломбард. Это очень удобно потребителям: можно взять займы как под залог, так и без залога. Удобно для бизнеса, так как расширяется продуктовая линейка и повышается доходность без существенного увеличения самых главных статей затрат в любом розничном проекте – фонда оплаты труда и арендной платы.

Отдельный тренд – переход в безналичную форму расчетов в т.ч. в ломбардах. У нас есть специальный продукт для ломбардов – карта «Богатство», которая позволяет мгновенно перечислить необходимую сумму клиенту, после чего он может снять деньги в любом банкомате РФ без комиссии или совершать покупки в любых магазинах.

Уже сейчас на рынок выходят проекты, позволяющие использовать технологии blockchain для ломбардного рынка. Проект называется GoldMint, и я думаю после его реализации ломбардная отрасль всего мира может существенно трансформироваться. Один из продуктов проекта – роботизированное вендинговое хранилище, которое в какой-то момент будет полностью автоматизировано, и станет выполнять все операции без сотрудников.

Думаю, в трехлетнем горизонте мы также придем к единым стандартам работы ломбардов. Это в дальнейшем позволит создать агрегаторов или, как модно сейчас говорить, «уберизировать» рынок. На следующем этапе на нем появятся операторы, которые позволят физическим лицам – пользователям системы выдавать займы ломбардов вне зависимости от их месторасположения, а ломбардам получать дешевое фондирование. Полную прозрачность работы системы обеспечит технология блокчейн, а розничные объекты будут выполнять в большей степени агентские функции и получать комиссию за выдачу займов и реализацию других видов услуг от партнеров.

– Какие нюансы для ломбардного бизнеса существуют в кризис? Например, есть ли риск «затоваривания» невыкупленными залогами и пр.?

– Если говорить о ювелирных ломбардах, основным активом которых является второй по уровню ликвидности актив – золото, то мне неизвестны другие направления, которые (при условии грамотного управления) могли бы быть защищены лучше. Напротив, в кризисный период увеличивается количество клиентов, а золото, как правило, растет в цене, что влечет за собой увеличение портфеля займов, который генерирует доход до 14,5 % в месяц.

Если клиент по каким-либо причинам не выкупает заложенную вещь, то к нему не применяется никаких санкций, у него не портится кредитная история, на него не подают в суд, к нему не приходят коллекторы и т.д., – его вещь реализовывается спустя 30 дней после окончания срока займа.

Сейчас на рынке появились специализированные компании, занимающиеся скупкой золота у ломбардов. У нас есть компания «Лот-золото», которая скупает у ломбардов более 500 кг золота в месяц, и в виде гранул после аффинажа реализует его ювелирным производителям.

Я много думал, и до сих пор не смог найти ни одной более оптимальной бизнес-модели, которая при должном уровне компетенций могла бы сравниться с ювелирными ломбардами по соотношению между риском и доходностью.

– Какая часть сегмента находится в тени? И что с этим делать?

– Надо заметить, что по данным Банка России, в первом полугодии 2017 года из 80 тыс. жалоб на некредитные финансовые организации на ломбарды приходится всего лишь 200, большая часть из которых, по моим наблюдениям, касается недобросовестной конкуренция среди локальных участников рынка.

Что касается теневого рынка, то здесь есть два момента. Первый – это когда некоторые компании оказывают близкие к ломбардам услуги, на самом деле, не являясь ломбардами и не в полной мере соблюдая требования регуляторов. Но при этом они формально не нарушают действующее законодательство. Они работают в другом правовом поле, но потребитель услуг идентифицирует их как ломбард. Поэтому в случае неисполнения обязательств со стороны таких компаний, потребители жалуются на ломбарды – таким образом, складывается некий негативный имидж нашей сферы. Нам известно, что по данному вопросу уже сформирована межведомственная комиссия. Но пока подобные организации работают совершенно беспрепятственно.

Второй момент – это ломбарды, которые намеренно нарушают установленные правила. И если после нескольких предупреждений мы видим грубые нарушения, такие как, например, реализация невостребованных вещей до истечения льготного периода, то начинаем использовать наши ресурсы для очищения рынка от подобных участников.

– Вы в начале разговора еще упоминали «комиссионки», которые «маскируются под ломбарды». Это что за явление, каково его место и перспективы?

– Сами по себе комиссионные магазины – это, на мой взгляд, достаточно интересная и востребованная на рынке бизнес-модель. Нам известно, что крупнейшая сеть ломбардов Москвы запустила он-лайн проект симбиоза ломбарда, ювелирного магазина и ювелирной комиссионки.

Крупнейшая публичная сеть ломбардов США имеет в своей концепции займы под залог и без залога, ломбард и комиссионный магазин.

Поэтому, по нашим оценкам, у комиссионных магазинов в нашей стране достаточно большой потенциал для развития. Другое дело, нужно, чтобы они выдавали себя за ломбарды. По нашем оценкам, в общей сложности на территории РФ функционирует от 5 тыс. до 8 тыс. розничных комиссионных магазинов, часть из которых маскируются под ломбарды, вводя людей в заблуждение.

По моему мнению, в дальнейшем может произойти интеграция между форматами залогового и беззалогового кредитования, а также комиссионными магазинами. Единственным серьезным ограничением для этого может быть регуляторный риск, то есть дальнейшее проецирование банковского надзора на участников ломбардного рынка. Если рынок ломбардов будет сильно перегружен регуляторной нагрузкой, то может возникнуть ситуация, когда на нем останутся только крупные сети, а маленькие участники будут вынуждены переориентироваться в смежные направления.

В регионах уже сейчас появились специализированные юридические организации, которые предлагают перевести за символическую сумму ломбард в формат комиссионного магазина. При этом, предлагается даже сравнительная таблица плюсов от перехода ломбарда в комиссионный магазин.

Таблица: Сравнительный анализ операционный и регуляторной нагрузки на ломбард и комиссионный магазин

ЛОМБАРД КОМИССИОННЫЙ МАГАЗИН
Сдача отчетности в ЦБ РФ + традиционные отчеты

Ограничение режима работы с 08:00 до 20:00

Залоговый билет + индивидуальные условия договора займа

Соблюдение законодательства ПОД/ФТ

Ограничение ПСК

Льготный период 30 дней, в течение которого ломбард не вправе реализовать невостребованные вещи  
Традиционные отчеты (ИФНС; ПФР; ФСС)

Ограничение режима работы не предусмотрено

Договор комиссии

Сумма покупки/продажи никак не регламентируются

Договор заключается на любой срок

Алексей Лазутин, председатель совета Национального объединения ломбардов.

В 2004 году окончил Государственный университет управления по специальности «управление финансовыми рисками», в 2008 году – аспирантуру на кафедре «Инновационного менеджмента» ГУУ.
В 2004-2007 годах прошел путь от менеджера проектов до директора по развитию в российском представительстве компании Brunswick Bowling & Billiards.
В 2007 году – директор по развитию сети развлекательных комплексов «Космик».
С 2007 по 2010 годы занимал должность директора департамента развития торговой сети «Вещь!».
В 2010-2012 годах – заместитель генерального директора сети государственных ломбардов «Мосгорломбард».
С 2013-ого по 2015 год – директор департамента ломбардной и скупочной деятельности компании «585/Золотой» (более 550 ломбардов в РФ).
С 2015 года – член экспертного совета по микрофинансированию и кредитной кооперации при Центральном Банке РФ. Член Экспертного совета при ФКУ «Пробирная палата России». Член Экспертного совета по микрофинансированию при Госдуме РФ. Вице-президент НАУМИР.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все интервью »
+5 -0
640

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Новости

Основные курсы и котировки
 
Finversia-TV