Понедельник, 08.08.2022
×
Что делать с рублями? Цены на нефть. Встреча Путина и Эрдогана. Экономика за 1001 секунду

Иностранные банки потеряли от ухода из России около $2 млрд

- -
Аа +

Иностранные банки, которые избавились от своих дочерних кредитных организаций в России в нынешний кризис, потеряли около $1,9 млрд.

Причем убытки терпели не только от ликвидации бизнеса в стране, но и от продажи. Такие данные приводит Национальное рейтинговое агентство (НРА), которое проанализировало сделки и ликвидационные мероприятия за последние несколько лет. «Известия» первыми ознакомились с результатами исследования.

В кризис многие зарубежные кредитные организации начали сворачивать свой бизнес в России, который активно развивали с середины «нулевых». По данным Центробанка, если на 1 января 2012 года в стране действовало 77 банков со стопроцентным иностранным капиталом, то на 1 января 2016 года таких организаций осталось 68. Нерезиденты сворачивали бизнес в нашей стране по разным причинам. Как напоминает руководитель управления анализа финансового сектора НРА Карина Артемьева, исход западных банков из России начался сразу после оценки последствий кризиса для российской экономики и финансовой системы.

— Основные и самые громкие сделки продажи недавно учрежденных дочерних банков западными игроками начались с 2010 года, когда стало понятно, что после 2008 года российская экономика не набирает докризисных темпов роста, а постепенно приближается к стагнации, — рассказала она.

Если после дефолта 1998 года Россия выросла сначала на 6,5%, а в 2000 году на целых 10,5%, то темпы роста ВВП России после 2008 года начали неуклонно снижаться: 4,5% в 2010-м, 4,3% в 2011-м, 3,4% в 2012-м. При этом цены на нефть продолжали находиться на очень высоком уровне.

— Многие западные игроки поняли, что их расчеты на «снятие сливок» с быстро растущих потребительских расходов находятся под угрозой, — отметила Карина Артемьева.

По ее словам, в этой ситуации процесс сворачивания бизнеса вынуждены были начать банки, серьезно переплатившие за российские активы, вышедшие на российский рынок незадолго до кризиса 2008 года и не успевшие снять высокую маржу с докризисного бума потребкредитования, а также те, кто инвестировал на короткий горизонт времени. Кстати, 2007-й, когда многие пришли в Россию, оказался самым удачным именно для выхода и фиксации прибыли.

Сами иностранные банки объясняют свой уход множеством причин — сменой стратегии, переориентацией на новые рынки, ужесточением госрегулирования в России. Кроме того, до кризиса глобальные банки предоставляли «дочкам» сравнительно дешевое финансирование, что обеспечивало им конкурентные преимущества на российском рынке. Во время кризиса вопрос о финансировании дочерних структур для многих из них перестал быть приоритетным.

Замгендиректора компании «Интерфакс – ЦЭА» Алексей Буздалин полагает, что дело не столько в рентабельности российского бизнеса, сколько в высоком риске. Эксперт призывает рассматривать уход инобанков в контексте оптимизации групповой отчетности в связи с вступлением в силу высоких требований по достаточности капитала «Базель-3».

— Кредитные организации оптимизировали свою деятельность не только в РФ, но и в других странах Восточной Европы, чтобы высвободить капитал, используемый для покрытия рисков, для более эффективного развития в своих юрисдикциях, — полагает Алексей Буздалин.

Действительно, уход из России вполне успешного на российском рынке GE Money Bank в большей степени объясняется внешними факторами, а не российским кризисом.

— Новая глобальная стратегия GE после кризиса переориентировалась на фокусирование деятельности на своем производственном сегменте, который он хотел довести до 70% от прибыли всей корпорации, и в этом контексте финансовый бизнес GE в России, впрочем, как во многих других странах, пал жертвой новой глобальной стратегии, — подчеркивает Карина Артемьева из НРА.

При этом, уверена представитель НРА, санкционное противостояние, которое, казалось бы, лежит на поверхности, практически не оказало на процесс ухода иностранных банков из России никакого влияния: большинство игроков приняли решение об уходе до введения санкций, а те игроки, что приняли решение после весны 2014 года, в большинстве своем руководствовались экономическими соображениями. Однако санкции, если посмотреть с другой стороны, повышают риски от деятельности в стране.

Впрочем, очень мало кому из уходящих удалось это сделать без убытков. Из 15 основных сделок, которые проанализировало НРА, успеха удалось достичь лишь трем. Греческий Hellenic Bank Ltd , который в начале 2009 года инвестировал $10,5 млн в создание российской «дочки», смог в июне 2014 года продать ее группе российских инвесторов за $33,1 млн. Испанский Banco Santander S.A. of Spain, который приобрел в начале 2007 года Экстробанк за $55 млн, реализовал уже преобразованный Сантандер Консьюмер Банк «Восточному экспрессу» за $75 млн. Больше всего повезло американскому General Electric Customer Finance (GECF), который продал в феврале 2014 года Совкомбанку GE Money Bank (бывший Дельтабанк) за $158,5 млн, заработав $58,5 млн.

Наибольшие убытки показали бельгийский KBC Group, который при продаже Абсолют Банка НПФ «Благосостояние» потерял $691 млн, Barclays Bank PLC ($625 млн), Bank of Cyprus ($443,8 млн), который на приобретение 80% Юниаструм Банка в ноябре 2008 года потратил $450 млн, а от продажи предпринимателю и общественному деятелю Артему Аветисяну в 2015 году смог выручить всего лишь $6,2 млн.

Полностью свои инвестиции утратили четыре банка — IPF Investments Limited ($5,9 млн), Rabobank ($44,4 млн), Svenska Handelsbanken ($53,4 млн), Swedbank ($3,4 млн), которые не смогли найти покупателя и просто ликвидировали свои российские подразделения.

В общей сложности, как уже упоминалось, иностранцы потеряли от продажи или ликвидации дочерних структур в России не менее $1,9 млрд без учета средств, затраченных на развитие бизнеса и операционную деятельность. Однако Алексей Буздалин уверен, что важно проанализировать и то, сколько выиграли банки от оптимизации и использования высвободившегося капитала для развития бизнеса в своих юрисдикциях.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все рынки »
- -
370
ПОДПИСАТЬСЯ на канал Finversia YouTube Яндекс.Дзен Telegram

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
«Лукавые цифры» и рубль в тумане «Лукавые цифры» и рубль в тумане Нефть и газ: что происходит. Доллары заблокированы, что делать с рублями? Прогнозы по курсу рубля. Цены на продукты в России и в мире. Платежи за ЖКХ вырастут. Товары на российском рынке: дефицита не будет. Предстоящие данные по инфляции могут решить судьбу "шаткого" ралли на фондовом рынке США Предстоящие данные по инфляции могут решить судьбу "шаткого" ралли на фондовом рынке США Продолжившееся, несмотря на скептицизм со стороны Уолл-стрит, ралли американских акций, на следующей неделе столкнется с проверкой реальности, поскольку ключевые данные по инфляции угрожают погасить все надежды на "голубиный" сдвиг со стороны Федеральной резервной системы США. Сергей Минаев: «На рынке форекс созданы идеальные условия для инвестирования в эпоху санкций» Сергей Минаев: «На рынке форекс созданы идеальные условия для инвестирования в эпоху санкций» Сколько клиент форекс-дилера может заработать? Руководитель Центра исследования деловой и политической репутации Сергей Минаев уверен, что все зависит от опыта и аппетита к риску. Но при этом отмечает, что доход может существенно превышать как банковские вклады, так и, например, вложения в акции и облигации. Минаев рассказал, как депозиты клиентов форекс-дилеров защищены от ухода в минус, о том как легальные форекс-дилеры исполняют функции налогового агента, освобождая от самостоятельного подсчета суммы налогов клиентов, и где хранится капитал клиента в случае банкротства форекс-дилера.
Канал Finversia на YouTube

календарь эфиров Finversia-TV »

Новости »