Среда, 28.06.2017

Статистические метания

+10 -0
654
Аа +
Статистические метания

Главное статистическое ведомство России пересмотрело данные за два последних года и пришло к выводу, что с IV квартала 2016 года экономика страны стала расти. При этом неблагоприятный отчет ведомства за первые два месяца текущего года оказался подвергнут резкой критике со стороны главы Минэкономразвития Максима Орешкина. Сейчас статистика января и февраля так же пересматривается ведомством. Мы решили разобраться, что же на самом деле происходит, и каким цифрам можно доверять.

Изменчивая статистика

Пересмотр статистики прошедших лет был увязан Росстатом с уточнением данных о промышленном производстве и сменой методологии подсчета. Общая оценка спада экономики за прошлый год не изменилась и составила 0,2%. Однако повысилась на 3 трлн. руб. сумма номинального ВВП. Так же по оценке Росстата в IV квартале экономика России выросла на 0,3% после семи кварталов спада, по отношению к аналогичному периоду года предшествующего. Данные 2015 года были так же пересмотрены. Новая статистика оказалась более позитивной, а некоторые отрицательные показатели значительно изменились в лучшую сторону. О выходе из рецессии с IV квартала прошлого года было объявлено на самом высоком уровне и почти во всех СМИ страны.

Естественно, что подобные «бумажные» изменения к лучшему вызвали у многих законное недоверие. Однако большинство экспертов отнеслись к пересмотру статистики достаточно спокойно. «К смене Росстатом методологии действительно много претензий после внедрения новых классификаторов в промышленности, спорного выбора «опорного» високосного года, задержки с публикациями и т.п. Тем не менее, особого недоверия представленные данные не вызывают. Скорее речь идет о слишком высокой волатильности, к примеру, показателя динамики ВВП между т.н. «первой» и последующими его оценками. Эта волатильность непривычна, но вряд ли является критичной для понимания экономических процессов», - пояснил Тимур Нигматуллин, финансовый аналитик группы компаний «ФИНАМ».

Похожее мнение высказал доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС), Сергей Хестанов: «Существует много методик подсчета, и каждая из них имеет право на жизнь. Естественно, смена методики вызывает проблему согласования старых и новых данных. Обычно, эта проблема исчезает примерно через год после смены методики. Пока рост, зафиксированный Росстат, сопоставим с погрешностью измерения. Все чиновники всегда являются «профессиональными оптимистами». Это нормально. Главная же защита от искажения статистики - открытость и прозрачность процесса обработки данных. Вместе с тем, некоторая погрешность присутствует всегда, просто в силу не идеальности процесса измерения».

«Данные Росстата, свидетельствуют: промышленное производство в январе выросло аж на 2,3% в сравнении с первым месяцем 2016 года. Чтобы получить такой результат ведомству пришлось изменить методологию расчета ВВП. С начала этого года Росстат начал использовать новый классификатор экономической деятельности и полностью пересмотрел помесячную статистическую динамику за 2015 и 2016 годы, а также за январь 2017г. Спад ВВП в 2015 году сначала был 3,75%, потом 3,0%, а теперь уже 2,8%. В 2016 он оказался 0,2 %. Изменение методологии может быть вызвано необходимостью сравнительного анализа состояния экономик других государств. Но подобная мера, конечно, не должна быть обусловлена состоянием экономики внутри страны, т.к. может снизить «прозрачность» результатов ее развития», - пояснила Людмила Пронина, доктор экономических наук, государственный советник РФ второго класса и профессор Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС.

Погрешности интерпретации

Однако, даже не оспаривая обновленные данные Росстата, с выводами, сделанными на их основании, согласны далеко не все. «Надо с очень с большой осторожностью относиться к заявлениям о том, что мы вошли в рецессию или вышли из нее. Они эмоциональны и апеллируют к публике. С содержательной точки зрения пересмотр статистических данных был обусловлен более полным обследованием активности малых и средних предприятий. При этом важно понимать, что в течение 2015-2016 годов для лиц, принимающих решения, этот весьма важный пласт экономики, в значительной мере оставался статистически невидимым, а он на фоне общего спада, похоже, показывал существенный рост. Поэтому прежние разговоры о времени погружения в рецессию или выхода из нее были основаны на информации, которая теперь кажется некорректной. Все эти соображения относятся и к динамике ВВП в целом – поквартальная статистика была также радикально пересмотрена за предыдущие годы. И она еще будет пересматриваться. С учетом сказанного, на качественном уровне было бы более корректно говорить, что «дно» было достигнуто в середине 2015 года, и с тех пор в поквартальном выражении экономика растем «околонулевыми» темпами», - считает Евгений Гавриленков, доктор экономических наук, партнер Matrix Capital и профессор Высшей школы экономики.

«Еще в конце 2016 года некоторые т.н. «опережающие» макроэкономические индикаторы сигнализировали о смене тренда – переходе от рецессии к экономическому росту. К примеру, индекс PMI Россия в декабре был максимальным за 50 месяцев и составил 56,6 пунктов, показав лучший квартальный рост за 4 года. Сейчас же мы, по сути, наблюдаем уточнение основных макроэкономических показателей во главе с ВВП, которые подтверждают сделанные выводы. Тем не менее, экономика России еще не в полной мере адаптировалась к новым внешним и внутренним факторам (санкции, дешевая нефть, плавающий курс рубля, низкая инфляция). Таким образом, экономический рост пока не выглядит устойчивым и уверенно говорить о выходе из кризиса можно будет, пожалуй, лишь через 1-2 квартала. В базовом сценарии, я ожидаю роста ВВП в 2017 году на 1,5%. Скорее всего, соглашения ОПЕК+ будут продлены до конца года, что стабилизирует среднегодовые цены на нефть выше $50 за баррель», - пояснил Тимур Нигматулин.

Здесь стоит заметить, что данные Росстата на самом деле не выглядят такими уж совсем позитивными, как представили их многие чиновники. Например, в четвертом квартале резко снизилась доля материальных запасов на 2,5%. Из статистики Росстата следует, что ожидания восстановления спроса оказались сильно завышенными, что и привело к избавлению от запасов в конце года. Не изменились отрицательные показатели банковского сектора. Так же, по исследованию Банка России производство инвестиционных и потребительских товаров возобновило падение уже в конце признанного Росстатом переломным IV квартале 2016 года. А по оценкам специалистов Внешэкономбанка в первые два месяца текущего года наша экономика опять сократилась на 0,4%.

Росстат же сейчас пересматривает свои данные за февраль этого года, поскольку подвергся критике со стороны главы Минэкономразвития Максима Орешкина, который назвал статистику ведомства «нерепрезентативной». По ней в феврале реальные доходы населения снизились на 4,1% в годовом выражении (рост на 1% за январь-февраль). Так же снижение показал оборот розничной торговли, показатель уменьшился на 2,6%. Промышленное производство в феврале снизилось на 2,7%. На 2,5% в феврале снизилось производство продуктов питания. Естественно, эти данные не могли порадовать министра, который с завидным оптимизмом высказывается о перспективах роста российской экономики. Недавно его ведомство пересмотрело свой прогноз на текущий год, повысило ожидаемый рост с 0,6 до 2%.

Не стоит забывать, что подобному «жизнеутверждающему» подходу наших чиновников, пока способствует нефтяной рынок. «Минфин России получает дополнительные нефтегазовые доходы из-за более высокой цены нефти. В бюджете была запланирована цена $40 за баррель, а с начала года она колеблется в районе $55 за баррель», - пояснила Людмила Пронина. Однако цены на нефть внушают оптимизм правительству всего четвертый месяц, а это слишком малый срок даже для одного года. По мнению Евгения Гавриленкова: «Зависимость темпов роста экономики от нефтяных цен достаточно неоднозначная, и она меняется с течением времени. Скорее можно говорить о том, что темпы роста в гораздо большей степени зависят от изменений цен на нефть. Речь идет не о внутригодовых колебаниях в относительно нешироком диапазоне, а о более резких скачках».

Росстат неприкаянный

На сегодняшний день Росстат является единственным источником информации о происходящем в экономике России. Перепроверить, оспорить или подтвердить статистику, выдаваемую ведомством практически невозможно. Собственно, это никому и не требуется. Нужно лишь обеспечить ведомству возможность нормально функционировать, не испытывая прессинг со стороны властных структур.

Глава Сбербанка Герман Греф на прошедшей неделе пошутил на счет темпов роста экономики в 2017-2018 году, что они будут зависеть от того, в чьем подчинении будет Росстат. Последнее уже известно: 4 апреля Владимир Путин подписал указ, в соответствии с которым Росстат переходит в ведение Минэкономразвития. Ведомство уже находилось в подчинении министерства в 2008-2012 годах, но затем было переведено под прямой контроль правительства. Теперь все отыграли назад. «Прессинг Росстата преследует под собой цель не столько подредактировать статистику или улучшить работу ведомства, сколько попытку усиления аппаратных позиций МЭР за счет передачи контроля над статистическим ведомством», - считает Тимур Нигматуллин.

Однако решение подчинить статистическое ведомство под контроль структуры, итоги работы которой это ведомство должно подсчитывать достаточно странно. По мнению Людмилы Прониной: «Эта передача снизит «прозрачность» развития экономики РФ, затруднит анализ ее состояния и определение направлений ее развития».

С этой точкой зрения согласны многие. Сергей Хестанов считает: «В идеале, Росстат должен быть независимым. По крайней мере, это снизило бы риски "желания видеть" рост там, где его нет. Но механизмы принятия такого рода решений редко бывают просты».

«Такое решение нельзя назвать рациональным. Более правильно было бы оставить Росстат максимально независимым от каких-либо других начальствующих структур. Но при этом важно понимать, что сбор статистических данных, а также их обработка и необходимость совершенствование методик – все это стоит денег. Если мы хотим, чтобы чиновники принимали качественные решения, то нам нужна надежная статистика. А значит, требуется хорошее финансирование статистических работ» пояснил Евгений Гавриленков.

К сожалению, теперь Росстат независимым назвать никак нельзя. Невольно вспоминается старинный анекдот о том, что есть три типа вранья: лож, наглая ложь и статистика. Если же отбросить шутки в сторону, то обращает на себя внимание факт, что никто из опрошенных экспертов не говорит об искажении Росстатом фактов или подтасовке результатов. Главная проблема видится в интерпретации данных предоставленных статистическим ведомством. Можно ухватиться за отдельные цифры, и начать рапортовать об успехах, а можно использовать полученные результаты для серьезного анализа и работы. Последнее кажется более правильным. Успехи будут видны и без статистики.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все публикации »
+10 -0
654

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Основные курсы и котировки

Finversia-TV

Люди со средствами думают, что главное в жизни - любовь; бедняки знают точно, что главное - деньги.
Джералд Бренан