Четверг, 21.09.2017
»

Финансовая соцсеть

Спецпроекты

Финансовый атлас

Инвест Сити

Партнер рубрики

Анатолий Аксаков: «Важно не перекрутить гайки»

+6 -0
320
Аа +
Анатолий Аксаков: «Важно не перекрутить гайки»

«Фабрика проектов» ВЭБа, кредитование малого бизнеса, институт мотивированного суждения, тарифы ОСАГО, стимулирование частных инвестиций и защита интересов потребителей - так сформировал «повестку дня» финансового рынка страны председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков.

- На ваш взгляд, Анатолий Геннадьевич, если оставить за скобками вопросы, связанные с развитием и изменениями в нашей ассоциации «Россия», - какие основные вопросы на повестке дня финансового рынка сегодня?

- Сейчас переломный момент для банковской системы по ряду причин. Кредитные организации должны корректировать или даже полностью перестраивать свои бизнес-модели.

Во-первых, уменьшается маржа и, соответственно, прибыльность банковского бизнеса. Поэтому необходимо снижать издержки. Важное направление снижения издержек – использование новых финансовых технологий. Многие банки это уже делают, например, «Тинькофф», Сбербанк, Совкомбанк. Причем многие банки понимают, что финансовые услуги лучше оказывать дистанционно - охват больше, а издержки меньше. Но они наталкиваются на правовые ограничения, касающиеся удаленной идентификации. Законопроект «Об идентификации клиентов с использованием биометрических данных», который я внес на рассмотрение в Госдуму - он как раз нужен для решения этой проблемы.

Все материалы Finversia-TV

Во-вторых, банки сталкиваются с регуляторными вызовами. Страны, в том числе с развитыми финансовыми рынками, меняют и подходы к надзору и регулированию рынка, и даже структуры, которые этим занимаются. В этом контексте важно наладить диалог между регулятором и банкирами. Причем важно это не только для банков, но и для самого регулятора, чтобы вовремя получать обратную связь, экспертные замечания по поводу новаций.

Деньги, которые были выделены на поддержку, капитализацию банков - около 1,5 трлн рублей. При этом кредиты, которые банки предоставляют бизнесу и населению, оставляют в сумме около 50 трлн рублей.

Еще один важный момент связан с макроэкономическими рисками. Ситуация, очевидно, выправляется - начался определенный рост экономики, который сопровождается и ростом кредитования, но это все-таки не те темпы, что были в предыдущие периоды. 2-3% роста в год для кредитования – это слишком мало. И мы очень рассчитываем на фабрику проектов, которая запускается Внешэкономбанком. ВЭБ организует в рамках форума в Сочи круглый стол на эту тему и рассчитывает активизировать эту работу, в том числе - с поддержкой Ассоциации "Россия".

- То есть допускаться к участию в этому проекте будут не только крупные банки?

- Крупные банки при желании могут обойтись и без ВЭБа, могут сами объединиться и прокредитовать проект. А Внешэкономбанк планирует отбирать малые, средние проекты, которые не обязательно интересны крупным банкам. Региональные банки вместе с ВЭБом, негосударственными пенсионными фондами и другими финансовыми институтами будут финансировать эти проекты.

Законопроект «Об идентификации клиентов с использованием биометрических данных», который я внес на рассмотрение в Госдуму, как раз нужен для решения этой проблемы.

Отбором проектов будут заниматься подготовленные специалисты в регионах. Эти проекты должны соответствовать стандартам, которые ВЭБ сейчас разрабатывает и которые будут соответствовать в том числе международной практике. И, очевидно, что банки будут участвовать в отборе этих проектов, поскольку они лучше понимают окупаемость, эффективность конкретного бизнеса. Они будут эффективно оценивать риски, поскольку часть этих рисков ложится на них.

- Вопросы, связанные с введением пропорционального банковского регулирования, у банкиров, по вашему ощущению, уже в основном сняты?

- В основном вопросы сняты. У нас сейчас идет работа по нормативной документации ЦБ РФ, мы в диалоге находимся, что-то Центробанк принимает с нашей стороны, что-то не принимает. Нормальная работа…

Есть еще одна тема, которая по-прежнему интересует кредитные организации - это мотивированное суждение. С одной стороны, мы институт мотивированного суждения внедряем, но когда Центробанк предъявляет какие-то претензии к банкам и в том числе – штрафные санкции, он по-прежнему опирается на формальные требования и говорит, что ничего не может сделать, поскольку так записано в законе. Возникает вопрос: зачем тогда мотивированное суждение? Санкции к банкам должны тоже применяться, исходя из реальной профессиональной оценки ситуации в банке. Мы видим, что, скажем, повышенное отчисление в фонд страхования вкладов осуществляют даже те банки, у которых процент по вкладам ниже, чем у крупнейших банков с госучастием. То есть они не «пылесосят» вклады на рынке, но должны платить больше только потому, что у них какие-то другие показатели, не имеющие отношения к вкладам, скажем так, выглядят не очень благополучно. В результате мы эту неблагополучную картину еще больше ухудшаем за счет повышенных платежей со стороны этих банков. Как раз в таких ситуациях давайте применять профессиональное мотивированное суждение!

Дискуссия по мотивированному суждению, думаю, будет активная и специально этому посвящен деловой завтрак на форуме в Сочи.

Как всегда, актуальны вопросы, связанные с кредитованием малого и среднего бизнеса - на эту тему будет еще один круглый стол на форуме в Сочи, который организует МСП Банк…

- Кейс с «Открытием» - его можно считать каким-то знаковым сейчас, а не индивидуальным случаем? Фонд консолидации работает вместо традиционного АСВ, и есть ощущение, что если санацию сравнивать с лечением, то впервые вместо хирургии применена терапия. И, наверное, это должно бодрить рынок. По вашему, это начало некой новой линейки возможных подходов или это просто индивидуальный случай, связанный с размером банка?

- Масштабный процесс отзыва лицензий, который мы наблюдаем последние несколько лет, особенно после прихода в Центральный Банк Эльвиры Набиуллиной, на мой взгляд, связан с необходимостью удалить «раковые опухоли», которые сформировались на начальном этапе создания современной банковской системы, когда достаточно было иметь компьютер, комнату, нарисованный баланс, нарисованный капитал – и получить лицензию для работы с вкладчиками. В результате сейчас приходится применять хирургические меры, чтобы не допустить поражения метастазами.

Санкции к банкам должны тоже применяться, исходя из реальной профессиональной оценки ситуации в банке.

Но в основном эта работа уже завершилась, и начинается этап «химиотерапии», причем он тоже не очень приятный, требующий напряжения для организма. Но все-таки это уже этап реального оздоровления, когда можно с помощью превентивных мер выводить организм на более здоровую крепкую основу. Фонд консолидации как раз для этого предназначен, и первый опыт с банком «Открытие» в этом смысле – знаковый.

- То есть можно сказать, что история с банком «Открытие» - это первый случай, когда санированный банк не будет поражен ни в каких правах, будет полноценно осуществлять свою работу?

- Во-первых, он не будет поражен в правах, а, во-вторых, он не будет иметь преимущества перед другими организациями. Прежняя схема санирования давала послабления по части соблюдения нормативов ЦБ РФ, в результате санируемые банки находились в тепличных условиях, им было выгодно продлевать свой «больничный лист». Чтобы этого не было, новый механизм предусматривает вывод банка в конкурентную среду, его работу в равных условиях. Для этого капитал банка увеличивается до уровня, который позволяет соблюдать нормативы ЦБ. А дальше уже идет работа антикризисных управляющих.

- Мы наблюдали несколько месяцев разговоры вокруг «Открытия» - сарафанное радио, мнения экспертов, псевдоэкспертов и так далее. Обсуждались разные сценарии. То, что случилось – это лучший из возможных? Как бы вы его оценили?

- Естественно, если бы не было всяких слухов, сарафанного радио, всевозможных писем, которые недобросовестные участники социальных сетей и всевозможных систем распространения информации мультиплицировали, то последствия были бы менее тяжелыми. Когда сотни миллиардов рублей за короткий срок выводятся из банка, то, естественно, его оздоравливать тяжелее.

- Поэтому вы заговорили об информационных атаках сразу после истории с «Открытием».

- Да. Возникает вопрос о возможном намеренном распространении информации, которое могут осуществлять, в том числе, конкуренты. И, естественно, мы хотим, чтобы была здоровая конкуренция. В данном случае можно расценивать распространение информации как манипулирование рынком. Поэтому нам нужно уточнить в законодательстве нормы, которые бы не позволяли использовать подобные недобросовестные методы в конкурентной борьбе.

- Еще интересное событие начала сезона: впервые крупная китайская делегация, максимально представительная, примет участие в работе форума в Сочи. У нас очень много лет говорится, что китайский рынок очень интересный и большой, но на него сложно войти. Может сейчас случиться прорыв?

- Сейчас есть больше понимания с обеих сторон, как лучше работать, в каком направлении двигаться. Понятно, что ментальность китайцев и россиян различна - мы имеем разную культуру переговорного процесса, и требовалось время для достижения взаимопонимания. Также понятно, что китайцы опасались американских санкций, поскольку у них огромные объемы финансовых потоков с американцами. Естественно, в этих условиях китайская сторона тоже перестраховывалась. Сейчас все позиции прояснены и уже можно переходить ко второму этапу – к активизации взаимоотношений и в торговой сфере… А активизация торговой сферы – это значит и активизация финансового оборота. Мы уже торгуем на Московской бирже парой юань-рубль, некоторые торговые операции проводим в национальных валютах. Сейчас необходимо переходить на более высокий уровень.

Ментальность китайцев и россиян различна - мы имеем разную культуру переговорного процесса, и требовалось время для достижения взаимопонимания.

- Что по другим рынкам финансовой индустрии, скажем – страховому? Когда более полугода назад мы с вами говорили, главной проблемой была тема ОСАГО. Рынок Форекс, который легально заработал, но пока еще в зачаточном состоянии находится, тоже имеет некие вопросы. Фондовый рынок…

- Первое – страхование. Рынок ОСАГО должен развиваться. И очевидно, сейчас, опираясь на международную практику, мы должны смотреть, каким образом могут формироваться тарифы по ОСАГО, каким образом должны осуществляться компенсации потерь тех, кто попал в ДТП. Суммы страховых выплат зачастую не компенсируют ремонт автомобиля, в связи с этим возникает вопрос об увеличении суммы компенсации. Но увеличение суммы компенсации – это и увеличение тарифов. Возможно, должна быть гибкая система — когда сумма не фиксирована, и, если ты хочешь быть уверенным в том, что денег в любом случае хватит на ремонт автомобиля, ты платишь по более высокому тарифу. Такие вещи необходимо прописывать в законодательстве. Будет большая дискуссия и, исходя из ее результатов, мы определимся, что необходимо сделать.

- А проблема автоюристов?

- Тема автоюристов будет уходить на второй план, поскольку натуральный ремонт постепенно заменяет денежную компенсацию. Примерно еще полгода на это уйдет. Но в целом проблема уже решается…

Второе направление – фондовый рынок. Здесь мы уже начали продвигаться в деле поддержки индивидуальных инвестиционных счетов. Мы уравняли налогообложение вкладов населения и налогообложение купонного дохода, который граждане получают, владея корпоративными облигациями. Но есть и другие решения, которые необходимо реализовать для того, чтобы интерес к фондовому рынку возрастал. В том числе внедрить систему страхования средств населения на индивидуальных инвестиционных счетах. Эта система должна покрывать не инвестиционные риски, а риски возможного банкротства банков, профессиональных участников рынка - брокеров, которые предоставляют услугу по индивидуальным инвестиционным счетам.

- Вы вопрос сняли с языка. Было бы страшным давать страховые гарантии по инвестициям, которые по природе своей должны иметь риски...

- Конечно, гарантии такие никто давать не будет…

- На рынке форекс тоже стоит вопрос о развитии системы защиты интересов инвесторо…

- Что касается рынка форекс – здесь тоже нужно действовать аккуратно. Мы видим, что продолжается ситуация, когда многие граждане попадают в сети недобросовестных участников этого рынка. Но при этом важно не перекрутить гайки, чтобы рынок не ушел из нашей страны. Иначе вместо развития мы, наоборот, этот рынок загубим…

Суммы страховых выплат зачастую не компенсируют ремонт автомобиля, в связи с этим возникает вопрос об увеличении суммы компенсации.

И есть другие направления, например, связанные с деривативами. Случай, который возник между Сбербанком и «Транснефтью», говорит о том, что лакуны в законодательстве существуют и надо очень четко прописать, кто является профессиональным участником этого рынка. Это необходимо для того, чтобы никакая крупная компания, публичная компания не могла говорить, что она не поняла последствий заключенного соглашения, утверждать, что ее ввели в заблуждение и так далее. Если это крупная компания, очевидно, она должна понимать последствия заключенного соглашения и не вводить в заблуждение суд. Суды, к сожалению, на первых уровнях приняли решение в пользу той организации, которая начала утверждать, что не поняла последствий заключенного соглашения. Правда, более высокая инстанция все-таки встала на правильную позицию. Но эта правильная позиция должна быть закреплена законом. Поэтому необходимы соответствующие изменения.

- А что с точки зрения защиты прав потребителей? Мы видим, что регулятор эту тему ставит иногда главнее развития бизнеса и говорит: «Наша цель – не развитие бизнеса, а развитие максимальной защиты потребителей». Как вы оцениваете движение, которое уже случилось в этом направлении, и что нужно еще сделать, но при этом, как вы говорите, «не перекрутить гайки»?

- У нас сейчас в работе законопроект, определяющий, что при получении валютного кредита заемщик должен быть проинформирован о возможных последствиях в случае изменения ситуации на валютном рынке. Таким образом он может понимать, хватает ли его личного дохода или семейного дохода для того, чтобы осуществлять платежи в инвалюте. Эти нормы будут прописаны законодательно.

Что касается рынка форекс – здесь тоже нужно действовать аккуратно.

Плюс закон «О финансовом омбудсмене» будет принят; полагаю, что в осеннюю сессию мы это сделаем. И в результате поэтапно соответствующий институт начнет формироваться. Причем первый этап – это страховые организации, они уже согласились  финансировать этот институт. На следующих этапах фондовый рынок, микрофинансовые организации и банки тоже в эту систему будут вливаться.

- Еще одна важная тема для любого развития. Вы уже несколько лет последовательный сторонник снижения ключевой ставки. Сейчас мы видим ситуацию, когда ключевая ставка чуть-чуть знаково была снижена, но при этом сохраняется если не сверхвысокой, но достаточно высокой. Это явно сдерживает развитие бизнеса, но зато в заслугу ЦБ и высокой ставки можно сказать, что, действительно, со своей целью по инфляции они справляются. И даже если не будет ровно 4% инфляции за год, то, как говориться, сказать «Бинго» в адрес ЦБ явно придется… Ваша точка зрения – как двигаться? Ведь нельзя и ставку иметь 5% и при этом инфляцию в 4% обуздать. Как бы вы хотели, чтобы развивалась ситуация?

- Я понимаю действия Центрального Банка в том плане, что они очень аккуратно снижали ключевую ставку, стремясь обеспечить стабильность на финансовом рынке, на валютном рынке и снижение уровня инфляции. При этом мы видим, что Центральный Банк не только ключевую ставку использует, чтобы обеспечить эти цели, но еще и депозитные операции, стерилизацию излишней ликвидности на рынке. Минфин в этом процессе участвует. Можно говорить о хорошей координации Центрального Банка с Минфином по денежной политике. Можно говорить о каких-то аккуратных действиях, обеспечивающих стабильность.

В моем понимании, ключевая ставка в 6,5-7% при инфляции в 4% вполне возможна.

Сейчас, когда инфляция достигла целевых ориентиров, у ЦБ РФ больше возможностей для снижения ключевой ставки. И теперь важно постепенно и аккуратно ее снижать, причем я уверен, что ЦБ это будет делать, при этом имея в виду действия Федеральной резервной системы США, цены на нефть на мировых рынках, другие факторы. Ситуация непростая: у нас очень низкая емкость финансового рынка и любые какие-то колебания на внешних рынках с той же нефтью либо со ставкой ФРС влияют на нас. Плюс мы находимся под санкциями. Поэтому, конечно, надо все делать аккуратно. Но, в моем понимании, ключевая ставка в 6,5-7% при инфляции в 4% вполне возможна.

- И вы считаете, что того и того можно достичь одновременно?

- Думаю, да. Мы к этому подойдем если не в этом году, то в следующем точно. 6,5-7% - такая ключевая ставка вполне реальна при стабильности на финансовом рынке, стабильности валютного рынка и инфляции на уровне 4%. Причем ниже 4% опускать инфляцию даже ЦБ считает неправильным ориентиром, поскольку тогда уже дефляционные процессы будут сдерживать экономический рост.

Закон «О финансовом омбудсмене» будет принят. Полагаю, что в осеннюю сессию мы это сделаем.

- На ваш взгляд, с каким настроем начнется новый деловой финансовый сезон, который открывается форумом в Сочи?

- Мы видим, что, несмотря на санкции, на неровную ситуацию на нефтяных рынках, экономика страны начинает выходить из стагнации. В этом году мы получим экономический рост в пределах 2% или чуть выше. Соответственно, будет и рост кредитования. Обычно, после начала роста его темпы ускоряются, и показатели следующего года могут быть более высокими. Очень многое будет зависеть в том числе от того, какие инструменты банковское сообщество предложит для развития финансового рынка. Вот «фабрика проектов» ВЭБа, о которой мы говорили в самом начале — на мой взгляд, великолепная идея, которая позволит профинансировать проекты, прежде всего в регионах, где часто говорят: «У нас есть проект, но нам денег не дают».

Кредиты по этим проектам можно секьюритизировать, поскольку они по стандартам отобраны. Ценные бумаги, в свою очередь, можно размещать, торговать ими, оживляя фондовый рынок. «Фабрика проектов» может превратить нашу страну в большую стройку - такую как в 30-е годы ХХ века, когда шла модернизация страны, промышленная революция. То же самое может произойти благодаря этой «фабрике». В принципе ситуация очень похожа на 20-30-е годы ХХ века, когда Запад тоже пытался блокировать Советский Союз, молодую Советскую Россию. Но благодаря, в том числе, Госбанку СССР, который прокредитовал многие проекты, страна от сохи перешла на трактора, сеялки и так далее. И современное оружие начала производить…

Вот и мы можем здорово изменить ситуацию. ЦБ, понимая качество этих инструментов и залогов, сможет более активно рефинансировать эти проекты. И мы можем многие проблемы решить, несмотря на санкции.

- То есть в данном случае банки – это топливо для «фабрики», которая теоретически может закрутить все. А недавно стала обсуждаться публично цифра, что за последние годы на поддержку банков истрачена сумма, сравнимая с ВВП страны. Но вот вы говорите о банках не как о нахлебниках, а как о драйверах.

«Фабрика проектов» ВЭБа — великолепная идея, которая позволит профинансировать проекты, прежде всего в регионах, где часто говорят: «У нас есть проект, но нам денег не дают».

- Во-первых, ВВП нашей страны — примерно 85 триллионов рублей. Деньги, которые были выделены на поддержку, капитализацию банков - около 1,5 триллионов рублей. То есть это несопоставимые величины, всего 2-3%, максимум 4% от ВВП. При этом кредиты, которые банки предоставляют бизнесу и населению, оставляют в сумме около 50 трлн рублей. Да, к сожалению, из этих 50 трлн рублей лишь незначительная часть идет как инвестиции в основной капитал, около 8 триллионов рублей. И, тем не менее, эти суммы значительно превышают те объемы средств, которые государство выделило на поддержку банковской системы. И если бы оно этого не сделало, очевидно, мы сейчас имели бы более плачевную ситуацию в целом в экономике.

- То есть в экономике банки все-таки доноры, а не реципиенты?

- Естественно! В целом доноры. Но, к сожалению, некоторые из них как раз из-за недобросовестной деятельности, из-за неэффективного использования средств, в том числе вкладов населения, в этом плане демонстрируют плохой результат. И это влияет, конечно, на формирование образа банковской системы. Нам нужно было эту ситуацию переломить. Очищение системы, вырезание «раковых опухолей», в целом уже завершено. Сейчас надо еще «химиотерапию» осуществить. Доверие к здоровой банковской системе со стороны населения, предприятий, регуляторов увеличится, а значит, и банковская система будет больше давать, чем забирать.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все интервью »
+6 -0
320

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
Основные курсы и котировки
Finversia-TV