Вторник, 22.08.2017
»

Финансовая соцсеть

Обзор блогов


Новое в финансовых блогах

Партнер рубрики

Алина Ветрова: «Чем больше нас, тем сильнее наши позиции»

+24 -0
709
Аа +
Алина Ветрова: «Чем больше нас, тем сильнее наши позиции»

Проблемы регулирования банковского рынка обстоятельно обсуждались на состоявшемся в начале сентября 14-м международном банковском форуме в Сочи. О самых актуальных проблемах банковского регулирования в интервью Finversia.ru говорит вице-президент Ассоциации региональных банков России, руководитель Центра развития банковской системы АРБР Алина Ветрова.

- В прошлом году тема банковских залогов стала особенно актуальной, поскольку ужесточение надзора коснулось и оценки залогов. Банки сетуют, что возникает риск упираться в наиболее жесткие оценки на основе мотивированных суждений проверяющих. То есть могут быть резкие переоценки и, соответственно, требования доначислить резервы. Однако руководство Центробанка эту проблему видит. В каком состоянии она сейчас? Какие есть подводные камни?

- Банк России создал специальное подразделение - Центр оценки рисков, которое будет заниматься оценкой всех рисков, принимаемых на себя кредитными организациями. В том числе – подразумевается формирование специального подразделения, которое будет специализироваться на оценке активов. Это подразделение должно стать своего рода мозговым центром, определяющим стоимость всех залогов, которые существуют в настоящее время как в банковской системе, так и, насколько я понимаю, с течением времени и в других финансовых организациях. Любопытная идея, в общем-то, с моей точки зрения. ИИ правильная, потому что та ситуация, которая сейчас существует зачастую с неадекватными оценками, сделанными оценочными компаниями, действительно, увеличивает кредитные риски. Причем банки могут даже не знать о том, что оценка неадекватна.

С другой стороны, вы правы, есть риск перегнуть палку в другую сторону – зависимость банков в вопросах оценки активов от чрезмерно жесткого мотивированного суждения. Команда, которая набирается в Центр оценки рисков, должна иметь высокий уровень компетенции, и, насколько мне известно, сейчас происходит именно так. Собираются лучшие профессионалы с рынка, которые будут способны давать адекватные суждения относительно стоимости залогов.

Естественно, у банков большое количество вопросов по этому поводу возникает. Эти вопросы связаны как с методикой, которую планирует использовать Банк России для проведения оценки залогов, так и с источниками информации, которыми собирается пользоваться Банк России. Есть и вопрос процедурный - как будет осуществляться непосредственный осмотр предмета залога, ведь его будет делать не команда Центра оценки рисков, а проверяющие на местах.

- Проверяющие на местах – сотрудники местных подразделений Центробанка или привлеченные организации?

- Сотрудники ЦБ - инспекции и надзора территориальных управлений, насколько я поняла, поскольку пока никаких регламентов еще не существует по этому поводу.

- По аналогии вспоминается история с сомнительными платежами. Пару лет назад ряд участников Ассоциации региональных банков России выступили с идеей создания кодификатора платежей, дабы было понятно, по какому принципу оценивается степень сомнительности той или иной банковской операции… И здесь многое зависит от методике. Причем эта методика должна быть всеохватной, от недвижимости до промышленного оборудования, от ценных бумаг до еще каких-то видов активов.

- Я надеюсь, что методика будет четкой, прозрачной, ясной. Насколько я понимаю, Банк России собирается предварительно обсудить эту методику с банковским сообществом, в том числе – с нашей ассоциацией. Мы планируем проведение встречи в ноябре-декабре для обсуждения основных параметров этой методики, и уже договорились об этом с Банком России. Во-вторых, исходя из наших коммуникаций с ЦБ, у меня создалось впечатление, что Банк России заинтересован в обратной связи со стороны банковского сообщества и со стороны профессионалов в области оценки по этому вопросу. В-третьих, неоднократно говорилось о том, что если банковские отчёты содержат большой объем достоверной информации, то у Банка России не будет необходимости проводить оценку на основе каких-то третьих источников. Они будут пользоваться тем объемом информации, который уже имеется у кредитной организации. Это также позволяет обеспечить одинаковые правила игры для всех игроков и дает хорошую установку для них: чем ты прозрачнее и аккуратнее, тем ниже риски, что твои активы переоценят.

Если же отчеты содержат, условно говоря, только цифру о том, что стоимость такого-то здания составляет 100 миллионов рублей, то естественно, Банк России будет искать дополнительные источники информации, будет это особо проверять. Мне кажется, это правильно.

- А макроэкономические факторы будут как-то учитываться при оценке банковских залогов и не станет ли это проблемой? Мы ведь после девальвации рубля столкнулись с ситуацией, когда состояние и рыночная ценность залога не изменилась, но ввиду резкого изменения валютного курса Центробанк (формально говоря – справедливо) говорит банку: «Этот актив теперь стоит не столько-то, а столько-то». Но банк совершенно не виноват, потому что он никак не могу учесть подобные риски. И банки не могут быть крайними в ситуации ухудшения всего макроэкономического ландшафта…

- Предполагается, что для адекватной оценки риска нужно ежеквартально проводить как анализ финансового положения самого заемщика, так и анализ стоимости залога, поскольку залоговое обеспечение является фактором, снижающим риск для кредитной организации. Соответственно, если даже в силу каких-либо макроэкономических факторов произошла существенная уценка стоимости залога, то дело тут не в вине заемщика или кредитной организации, но – всё равно необходимо обеспечить адекватно уровню риска адекватный уровень обеспечения. Так что требования правильные. Другой вопрос, что для того, чтобы избежать подобного рода ситуаций, есть определённый люфт в оценке залога. То есть ответственный кредитор оценивает залог с неким дисконтом…

- Был период, когда в оптимальных экономических обстоятельствах, на подъеме и экономики, и рынка даже в отношении недвижимости, самого надежного залога, дисконт традиционно был 20% от стоимости. Но ситуация последних лет такова, что ценовая разница в 20% легко может быть рынком съедена. И тогда даже дисконт не поможет - залог надо переоценивать. Или же дисконт будет такой, что заемщик сбежит. Возникает вопрос: дисконты, их варианты - они тоже должны войти в методику?

- Насколько я поняла, это банк по-прежнему будет определять для себя самостоятельно. Задача этого подразделения ЦБ - только определить адекватность оценки залога его рыночной стоимости. Если она составляет 100 рублей, то она составляет 10о рублей и не важно, какой дисконт применяет банк при использовании этого имущества в качестве залога, то есть не важно, какую залоговую стоимость использует в этом случае банк.

- Да, но тут же может быть такая ситуация: чем больше дисконт, тем банк надежней застраховал себя от возможных претензий к залогу со стороны регулятора. Но чем больше дисконт, тем больше банк сузил круг заемщиков или объём выдаваемых кредитов. Как может быть найдена золотая середина между дисконтом, достаточным, чтобы минимизировать риски и все-таки не удушающим возможность кредитовать бизнес?

- Не думаю, что банки будут заинтересованы в том, чтобы устанавливать чрезмерно высокие дисконты. Банк заинтересован в том, чтобы стоимость залога была соответствующая тому уровню резервов, которые нужно сформировать по данному кредиту. С другой стороны, если это высококачественный кредит, то тогда залог вообще не используется для минимизации резервов, а используется как фактор обеспечения выполнения обязательств заемщиком. Но в этом случае заемщик, если он является финансовоустойчивым, надежным, не будет соглашаться на то, чтобы его имущество было существенным образом дисконтировано. То есть в условиях торга между заемщиком и банком возникает приемлемый уровень дисконта. Это нормальная практика.

- Каковы действия Ассоциации региональных банков России по теме оценке рисков, которая, видимо, станет особо актуальной, начиная с традиционного форума в Сочи и до конца года?

- Мы, как всегда, будем собирать мнения кредитных организаций, их идеи относительно того, что должно содержаться в методике оценки залогов. В этом вопросе, как и во всём остальном, мы открыты для идей, предложений, замечаний и даже жалоб кредитных организаций, и будем обращаться в Банк России с просьбой решать эти вопросы или вносить соответствующие изменения в нормативную базу. Как я уже говорила, в ноябре-декабре мы будем встречаться для того, чтобы обсудить проект этой методики с Центробанком и участвовать в ее формировании. Надеемся, что в рамках наших регулярных встреч как с надзорным блоком ЦБ, так и с инспекцией Банка России, мы сможем поставить вопросы, которые будут возникать у кредитных организаций во взаимодействии с надзорными инспекциями на местах. Также мы приглашаем всех оценщиков (как оценочных компаний, так и банков) активно участвовать в работе нашего комитета по оценке. Всю информацию об этой деятельности вы можете найти на нашем сайте www.asros.ru, в разделе «Комитеты и проекты», «Комитет по оценке», а также в разделе «Диалог с регуляторами». Сейчас, несмотря на то, что у нас «регулирование по правилам», возникает очень много вопросов относительно трактовки как действующих нормативных актов, так и вновь подготавливаемых. Если же будет «регулирование по принципам» - количество этих вопросов, думаю, кратно увеличится. Кроме того, для российской правовой системы нехарактерны те подходы, которые используют в английской системе и МСФО. Это подходы, связанные с прецедентным правом. У нас право кодифицированное.

Между тем доктрина «регулирования по принципам» постепенно находит отражение в новых нормативных актах Центробанка. Они становятся менее четко регламентированными. А наши банки привыкли к тому, что в формулярах четко написано, как нужно действовать. В актах ЦБ становится все больше общих формулировок, принципов, а не прямых указаний. Это хорошо, так как дает больше свободы банкам. Но придется переучиваться. Как пример можно привести норматив Н-25 и параметры связанности, которые, судя по нашему недавнему опросу, вызвали очень большое количество вопросов. Напомню, что Н-25 - это норматив максимального риска на группу связанных заемщиков. Что понимать под «связанностью»? Там очень много отдается на откуп мотивированного суждения самой кредитной организации. Естественно, банкиры очень беспокоятся, что в итоге получится так, что они посчитают каких-то клиентов не «связанными», а проверяющие придут и скажут: нет, это «связанные» клиенты…

- Некоторые эксперты справедливо говорили о том, что одна из главных бед финансового законодательства в России - это процедурная неопределённость. Получается, есть риск, что такой подход – переход с «регулирования по правилам» на «регулирование по принципам» - может усилить эту процедурную неопределённость?

- Да, такой риск. Конечно, есть. Если где-то в каких-то странах принято, что ты можешь посмотреть на чужую практику, сделать также и быть уверенным в том, что ты в суде отстоишь свою правоту, то у нас часто происходит не так. У нас банкиры жалуются на то, что, например, один и тот же клиент может оцениваться Сбербанком или региональным банком одинаково, однако проверяющие могут предъявить требование, чтобы этот региональный банк оценил клиента жестче. То есть для одного банка одни требования, для другого – другие… Правда, Банк России возражает, что банкиры сами виноваты. Потому что те банки, которые оценили заемщика более высоко, зачастую привели больше аргументов для мотивированного суждения, больше документов и так далее, а, например, малые банки это не сделали… Но проблема тут есть. Будем при выходе новых нормативных актов участвовать активно в их обсуждении, будем надеяться, что АРБР будет услышана регулятором и сумеет оказать корректирующие воздействие на всю систему «регулирования по принципам».

Учитывая то, что в последнее время осуществляется большое количество новаций в области банковского регулирования, все больше и больше усиливается роль каждого банка – участника Ассоциации в подготовке мнения консолидированного банковского сообщества. И мы, что радует, собираем в последнее время большое количество откликов со стороны кредитных организаций. Можно уверенно говорить, что мы обоснованно представляем позицию банкиров по тому или иному вопросу. Я каждый раз указываю в письмах АРБР в Банк России, сколько кредитных организаций приняло участие в опросе. И чем больше нас, тем сильнее наша позиция, тем легче нам ее отстаивать перед Банком России.

Поэтому я приглашаю всех участвовать в наших опросах. Даже если вам кажется, что ваша позиция не может быть сформулирована подробно, вы не можете представить много аргументов в ее защиту – всё равно пишите. Как минимум, пишите о том, согласны вы или нет с тем, что предлагает Банк России, - это всегда будет полезно.

С другой стороны, могу сказать, что Банк России нас слушает и реагирует на наши письма организацией рабочих встреч. Мы приглашаем на эти встречи тех, кто принимал активное участие в опросах, кто дал нам много замечаний и дельных предложений. Если вы будете активны, то обязательно позовём и вас. Возможность напрямую поговорить с регулятором, мне кажется, это бесценно.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все интервью »
+24 -0
709

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Основные курсы и котировки

Finversia-TV

Тот, кто платит поздно, никогда не платит дважды.
Английское изречение XVII века