Понедельник, 18.12.2017
»

ИнвестАрена

Финансовая соцсеть

Алина Ветрова: «Я ожидаю стабилизации ситуации в экономике»

+5 -0
156
Аа +
Алина Ветрова: «Я ожидаю стабилизации ситуации в экономике»

О состоянии и перспективах развития экономики и банковского сектора, ситуации на рынке банковских услуг, новых финансовых технологиях главный редактор журнала «Банковское дело» В. Ф. Нестеренко побеседовал с первым вице-президентом Ассоциации «Россия» А. В. Ветровой.

- Алина Владимировна, как бы вы могли оценить текущее состояние экономики и банковского сектора России?

- Экономика и банковская система страны постепенно выходят из кризиса. Экономика уже относительно продолжительное время демонстрирует положительные тенденции (рост ВВП, промышленного производства). Банковский сектор несколько отстает, хотя последние месяцы мы наблюдаем прирост ресурсной базы и объемов кредитования. Мелкие банки, исходя из экономических реалий и новых требований мегарегулятора, переформатировали свой бизнес, изменили подходы к оценке риска, к степени концентрации в отдельных отраслях экономики. Многие кредитные организации ушли из высокорисковых сегментов потребительского кредитования, стали больше заниматься залоговым потребительским кредитованием, особенно ипотекой (этот сегмент наиболее активно развивается). Я считаю, что в целом банковский сектор постепенно адаптируется как к макроэкономическим условиям, так и к изменившимся регуляторным требованиям.

- Какие из системных банковских рисков наиболее существенны в настоящее время?

- Как всегда, самый значимый системный риск – кредитный. В период высокой турбулентности на рынках - в конце 2014 и начале 2015 года - самым существенным был риск потери ликвидности. Сегодня он отошел на второй план, и в настоящее время большинство банков проблем с ликвидностью не испытывают. Сейчас на передний план выходит кредитный риск, уровень которого, на мой взгляд, сильно зависит не столько от кредитных организаций (ими довольно много сделано для адекватной оценки и управления кредитными рисками), сколько от темпов восстановления экономики и отдельных ее отраслей. При этом, я думаю, угроза банкротства большого числа предприятий, роста просроченной задолженности по кредитам остается в прошлом. Я ожидаю стабилизации ситуации в экономике и, соответственно, снижения значимости системного кредитного риска в банковском секторе.

- А как быть с репутационными рисками? Из СМИ можно узнать о «маски-шоу», автоматчиках; сотрудниках, поставленных лицом к стене. Потом оказывается, что всего лишь производилась выемка документов одного из клиентов кредитной организации. После таких событий начинается паника клиентов и особенно вкладчиков банка. Выстраивается очередь желающих снять деньги со счетов. А дальше у такой кредитной организации отзывают лицензию на совершение банковских операций. Складывается впечатление, что мы наблюдаем особую форму недобросовестной конкурентной борьбы. Как Ассоциация «Россия» реагирует на такие явления?

- Знаете, практика говорит об обратном. Когда начинаешь тщательно разбираться в таких ситуациях, выясняется, что правоохранительные органы имели основания для таких действий: кредитная организация один раз не ответила на запрос правоохранительных органов, другой, третий – и силовики идут к ним сами. При этом хотела бы отметить, что в Ассоциацию не поступали официальные заявления банков относительно необоснованного давления со стороны правоохранительных органов.

- Российские банки упрекают в том, что они весьма слабо выполняют одну из основных функций – кредитование. Ситуация в сфере потребительского кредитования выглядит относительно неплохо, а вот в области кредитования предприятий, особенно малых и средних, оставляет желать лучшего. Более того, по мнению ряда экспертов, Банк России нередко своими действиями ухудшает и конкурентную среду на рынке кредитования, например, устанавливая преференции для банков с большим капиталом. Как вы считаете, будет меняться ситуация к лучшему?

- Ваш вопрос по существу распадается на две части: о кредитной политике банков в отношении предприятий и о позиции государства касательно собственно кредитных учреждений в ситуации, когда идет отзыв лицензий.

Стремление банков кредитовать предприятия, в том числе малого бизнеса, напрямую связано с их финансовым положением: находятся ли они в «белой» налоговой зоне, способны ли представить соответствующие документы, отчетность, проводить операции через счета в безналичном порядке и, соответственно, стремлением банков их кредитовать. На мой взгляд, регулятор занимает правильную позицию в этом вопросе: банки, являясь социально значимыми институтами и привлекая средства физических и юридических лиц, не должны вести высокорисковую кредитную политику и обязаны учитывать все возможные риски. Поэтому у них высокие требования к финансовому положению заемщиков, прозрачности их финансовой отчетности. В области потребительского кредитования реальность сегодняшнего рынка такова, что значительная часть заемщиков – физических лиц, не имеющих официальных стабильных доходов, с большой степенью вероятности может не вернуть средства в нужное время. К сожалению, и бизнес не всегда отвечает требованиям кредиторов, необходима большая работа по «обелению» экономики.

Вторая часть вашего вопроса касается стремления государства обезопасить свои средства в связи с большим числом отзывов лицензий. Сегодня политика госорганов такова, что требование по капиталу становится основным критерием соответствия банков условиям участия в различных программах. Зачастую даже в тех случаях, когда речь не идет о размещении в банках государственных средств, возникает требование к величине капитала. Государство предпочитает лишний раз подстраховаться, и ориентируется на те банки, которые могут быть отнесены к категории «too big to fail». Конечно, этот критерий сам по себе не может и не должен быть свидетельством финансовой устойчивости банка.

Ассоциация борется за равенство конкурентных условий на рынке банковских услуг. Требование по капиталу однозначно ограничивает конкуренцию. Мы неоднократно направляли по этому вопросу предложения Банку России. В частности, предлагали предоставить возможность государственным органам пользоваться надзорной информацией Банка России для более адекватной оценки рисков кредитных организаций. Кроме того, мы направили заключение и в Федеральную таможенную службу относительно их требований к определению круга банков, которые могут выдавать гарантии экспортерам по экспортным контрактам. В этом документе мы также предлагаем исключить из нормативных актов государственных органов требования к величине капитала. Я надеюсь, что наши инициативы будут поддержаны.

Хотела бы отметить, что в целях объективной оценки рисков никуда не уйти от рейтингов, которые являются индикаторами надежности кредитных учреждений. Необходим независимый арбитр, который бы не просто ранжировал те или иные показатели, но и нес ответственность за свои выводы. В этой связи хочется надеяться на развитие и самой рейтинговой отрасли в России, которая должна быть представлена не одним и не двумя агентствами. Необходимо, чтобы значительное число игроков вышло на рынок. Тогда большее число банков смогут воспользоваться их услугами, и действительно надежные кредитные организации получат необходимый уровень рейтинга. В этом направлении, мне кажется, возможен прорыв. Важно только, чтобы этот процесс не стал неуправляемым – из серии, чем больше, тем лучше, а опасения регулятора, основанные на предыдущем опыте деятельности рейтинговых агентств, оказались необоснованными. К сожалению, это не вопрос ближайшего будущего, потребуется длительное время для формирования развитой рейтинговой отрасли в России.

- С кредитованием реального сектора экономики понятно. Однако банки всегда активно осуществляли кредитование населения, а доля микрофинансовых организаций в потребительском кредитовании была незначительной. Сейчас ситуация быстро меняется – МФО все больше и больше вытесняют банки из этого сегмента рынка. Почему это происходит?

- Опять же по той же самой причине: политика Банка России состоит в том, что банковский сектор должен быть наименее рисковым сегментом по сравнению с другими финансовыми посредниками. Исходя из такого подхода, регулятор и формирует многоуровневую финансовую систему, в которую входят микрофинансовые институты, банки с базовой лицензией, универсальные банки, системно значимые кредитные организации. По этой логике в высокорисковом сегменте потребительского кредитования банки должны быть менее активными, нежели финансовые посредники более низкого уровня, например, микрофинансовые институты. Другой вопрос, насколько сами МФО ориентируются именно на этот сегмент, а не распространяют свои аппетиты на чисто банковские продукты – ипотеку, долгосрочные кредиты, большие ссуды. Конечно, этот вектор вызывает беспокойство кредитных организаций. В то же время мы проводили опрос кредитных организаций, по результатам которого стало ясно, что большинство банков не считают МФО своими конкурентами.

- Почему?

- Банки считают, что у микрофинансовых и кредитных организаций разные целевые сегменты заемщиков. МФО кредитуют население с испорченной кредитной историей. Банки в основном стараются не кредитовать физических лиц, у которых в кредитной истории была просрочка больше 180 дней. Это фактически стоп-фактор. Таким образом, эта категория клиентов в принципе не может получить кредит в большинстве банков. МФО же кредиты таким заемщикам выдают. То же самое касается кредитования заемщиков с низкой платежеспособностью на маленькие суммы, так называемых займов до зарплаты. Этот сегмент для банков не особенно интересен как по экономическим показателям в силу небольшой суммы кредита и высокой доли просрочки, так и с точки зрения затрат на выдачу кредита. Поэтому в этих сегментах банки и МФО не конкуренты.

- Но ведь кредиты МФО – это чистой воды ростовщичество…

- Полная стоимость кредитов в МФО на порядок отличается от полной стоимости кредитов банка, но надеюсь, что финансово грамотное население у нас рано или поздно поймет, что брать кредит под 700% годовых, если можно взять под 20%, просто нет никакого смысла. А дальше возникает поле конкуренции объективной – за скорость, за качество обслуживания клиентов и т. д. И здесь конкуренцию можно только поощрять. Почему нет?

- Банки часто создают свои микрофинансовые организации?

- Достаточно редко, хотя некоторые банки в связи с ужесточением регулирования действительно попытались переместиться в эту сферу и создать микрофинансовые организации. С моей точки зрения, это тупиковый путь развития, и вряд ли эти МФО долгое время смогут существовать в едином регуляторном поле, ведь так или иначе их деятельность будет отражаться на материнском банке. Если же инвесторы посчитали, что нужно переместить капитал в рамках банковской группы в область микрофинансовых организаций, то я в этом не вижу ничего предосудительного. Инвесторы имеют право рисковать своими деньгами.

- Сейчас во всех секторах экономики очень активно развиваются информационные технологии. Председатель правления Сбербанка России Герман Греф, наверно, более года говорит, что за информационными технологиями будущее, что скоро банки в нашем современном понимании себя изживут, все будет автоматизировано. Так что нас все-таки ждет в будущем?

- Мне кажется, что при всем развитии информационных технологий ничто не может заменить личное общение. Даже если говорить о молодом поколении, которое погружено в социальные сети, активно использует гаджеты и т. д. Я могу по своему ребенку судить. Для него все равно пообщаться с глазу на глаз важнее, чем по телефону. Поэтому при всем уважении к информационным технологиям, при всей их важности, несмотря на тот вызов, который брошен классическому банкингу IT-компаниями, стремящимися завоевать рынок финансового посредничества, я думаю, что все равно личное общение, особенно в каких-то значимых финансовых вопросах, требующих доверия, будет иметь большое значение. Другое дело, насколько сами банки адаптируются к этим новым вызовам.

- А они в принципе готовы к таким переменам?

- Я думаю, что они будут готовы. Необходимость отвечать запросам клиентов по внедрению дистанционных каналов, которые повышают качество и скорость оказания услуг - это современный тренд. Использование новых технологий позволит существенно сократить издержки. В частности, это касается той же самой удаленной идентификации, использования биометрии, которая существенно сократит расходы на содержание банковских офисов и сотрудников. Конечно, на первоначальном этапе потребуется перераспределять расходы. Внедрение новых программных комплексов, создание технологических платформ и обеспечение информационной безопасности – дорогостоящее мероприятие. Но, тем не менее, со временем такие вложения могут дать плоды. И, конечно, не вызывает сомнений, что банки, которые будут ориентироваться исключительно на классическую модель ведения бизнеса, вряд ли смогут обеспечить нужный уровень доходности и рентабельности.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все публикации »
+5 -0
156

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Александр Глазков: «Digitalbanking: уникальность становится массовой» Александр Глазков: «Digitalbanking: уникальность становится массовой» Изменения банковского ландшафта видны, что называется, невооружённым глазом. Банков становится всё меньше, а работы оставшимся только добавляется, и она всё больше усложняется. К тому же клиент XXI века, как уже не раз говорилось, стал и грамотным, и придирчивым к качеству услуг. Просто «на бренд» его не заманишь, нужно предложить что-то столь привлекательное, чтобы он пришёл и задержался на годы. Но что делать разработчикам банковского программного обеспечения, если все клиенты (в том числе и сами банки) — жаждут уникальности? Об этом — наш разговор с управляющим директором компании «Диасофт» Александром Глазковым. Новые времена, вызовы и подходы к профессиональному взаимодействию Новые времена, вызовы и подходы к профессиональному взаимодействию Анатолий Аксаков: «Самый главный вызов пришел из смежной области. Это революционные изменения в сфере финансовых технологий, которые приводят к стиранию граней между базовыми моделями финансовой индустрии». Учитесь видеть бизнес-процессы Учитесь видеть бизнес-процессы «Учитесь видеть бизнес-процессы. Построение карт потоков создания ценности», Майк Ротер, Джон Шук, издательство «Альпина Паблишер».

Новости

Основные курсы и котировки
 
Finversia-TV