» Трамп как Горбачёв,
осторожно – биткоины,
Тинькофф против Apple

Новое в финансовых блогах

Броня крепка

+9 -0
639
Аа +
Броня крепка

Оборонно-промышленный комплекс: зарабатывая на росте напряженности.

В условиях геополитической нестабильности для частных и институциональных инвесторов становится чрезвычайно актуальным поиск «островков стабильности» в мировой экономике, т. е. тех ее отраслей или секторов, которые способны выигрывать в условиях высокой неопределенности.

В качестве одного бенефициаров глобальной напряженности вполне может рассматриваться оборонно-промышленный комплекс, выигрывающий как в случае ускорения роста мировой экономики, так и в случае дальнейшего роста напряженности в мире.

Картина в целом

По большому счету, у любого национального оборонно-промышленного комплекса есть всего два основных «потребителя»:

1) государственные структуры. Очень условно их можно назвать «внутренними потребителями», которые обеспечивают львиную долю заказов для подавляющего большинства локальных оборонно-промышленных комплексов. В частности, по данным Центра анализа мировой торговли оружием, за последние 8 лет – с 2008 по 2015 год включительно (итоги 2016 года еще не подведены) всего у 9 стран соотношение экспорта вооружений и военной техники к совокупному объему расходов на оборону превысило 10%;

2) экспортные поставки («внешние потребители»), которые имеют важное значение для достаточно ограниченного количества стран в силу значительного уровня концентрации мирового рынка вооружений.

Подобная структура рынка сбыта продукции оборонно-промышленного комплекса, особенно в условиях систематической дефицитности многих государственных бюджетов, приводит к тому, что на протяжении всего этого периода совокупные затраты на оборону изменились не существенно: по оценкам Центра анализа мировой торговли оружием, в 2008 году общие затраты составили 1,514 трлн. долл., а в 2015 году – 1,583 трлн. долл, т. е. за 8 лет они выросли всего на 4,6% (максимум расходов на оборону за этот период был зафиксирован в 2014 году – 1,651 трлн. долл).

Примечательно, что на фонде довольно вялого роста оборонных расходов в целом опережающими темпами росли экспортные поставки вооружений: если в 2008 году их объем оценивался в 47,0 млрд. долл, то по итогам 2015 года он достиг отметки 81,2 млрд. долл. (+72,8%), т. е. это сегмент рос в 15,8 раза быстрее, чем общие расходы на оборону. В результате их доля в общих затратах на оборону выросла с 3,1% до 5,1%, причем в абсолютном выражении именно они обеспечили около 50% прироста оборонных расходов в мире.

На основании этих данных эксперты Центра анализа мировой торговли оружием делают следующий вывод: «На основе анализа ситуации за последние 8 лет можно утверждать, что увеличения темпа роста мировых военных расходов можно ожидать после полного «выздоровления» мировой экономики при условии, что уровень «конфликтности» в мире останется на текущем уровне, который достаточно высок. Только в случае возникновения новых военных конфликтов, в первую очередь, на Ближнем и Среднем Востоке, и значительно превосходящих по масштабам «ливийский сценарий» …, темп роста мировых военных расходов может ускориться до момента полного «выздоровления» мировой экономики».

На противоречивость ситуации, складывающейся на мировом рынке продукции оборонно-промышленно комплекса, обращает внимание и заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко, отмечающий, что: «Мы находимся в ситуации, когда рост геополитической напряженности сопровождается низкими ценами на нефть. Крайне сложно спрогнозировать, какой из этих факторов перевесит».

Сценарий первый – ускорение роста мировой экономики

«Выздоровление» мировой экономики, пожалуй, является самым оптимальным вариантом для глобального оборонно-промышленного комплекса. По сути, ускорение темпов экономического роста, пусть и не сразу, позволит в значительной степени сгладить проблему «разбалансированности» государственных бюджетов, причем решаться данная проблема будет за счет роста доходной части бюджетов. Сейчас же многие страны вынуждены либо идти на сокращение расходов, либо «закрывать глаза» на рост государственного долга. В свою очередь сокращение дефицитов государственных бюджетов (в лучшем случае – их бездефицитность) позволит постепенно наращивать затраты на оборону, причем в условиях растущей геополитической напряженности вопросы национальной безопасности неизбежно будут выходить на первый план.

Тем не менее, необходимо понимать, что рост расходов на оборону при улучшении «положения дел» в глобальной экономике – это достаточно «плавный» процесс, который может затянуться на 3-5 лет. Дело в том, что в настоящий момент мировая экономика уже растет, хотя и несколько медленнее, чем до глобального финансово-экономического кризиса 2008 года (см. таблицу 1).

Таблица 1. Динамика мировой экономики в 2000-2015 годах

Год Темпы прироста мирового валового внутреннего продукта
2000 +4,8%
2001 +2,7%
2002 +1,9%
2003 +3,8%
2004 +4,9%
2005 +4,7%
2006 +5,3%
2007 +5,2%
2008 +3,1%
2009 -0,8%
2010 +5,1%
2011 +3,8%
2012 +3,1%
2013 +3,3%
2014 +3,5%
2015 +3,0%

Источник: CIA World Factbook

Так, если сравнивать темпы роста мировой экономики до и после кризиса, то можно констатировать, что на протяжении 2011-2015 годов в среднем она роста на 3,3% ежегодно, а в 2003-2007 годах – на 4,8%, т. е. средняя годовая разница в темпах роста мировой экономики составляет около 1,5%.

Безусловно, в глобальных масштабах – это очень существенная величина, однако далеко не запредельная: фактически она позволяет предположить, что потенциал «ускорения» глобальной экономики существует, но является ограниченным. Прежде всего, ему препятствует значительная долговая нагрузка, в том числе и на государственном уровне, в экономически развитых странах и структурная перестройка экономики в крупнейших развивающихся стран, предполагающая переориентацию с внешнего на внутреннее потребление.

На текущий момент подавляющее большинство и международных организаций, и не зависимых экспертов в области экономики в ближайшей перспективе ожидают сохранения темпов роста, сопоставимых с посткризисным уровнем, признавая при этом, что через 1-2 года мировая экономика вполне способна расти быстрее.

В рамках обнародованных прогнозов отличается лишь уровень «оптимизма».

Например, согласно последним оценкам Всемирного банка, обнародованным в январе 2017 года, по итогам 2016 года глобальная экономика выросла всего на 2,3%, однако в 2017 году ожидается ее рост на 2,7%, а в 2018 году – на 2,9%, при этом фиксируется явный разрыв в темпах роста развитых и развивающихся экономик (прогнозируется, что в 2017 году валовой внутренний продукт развитых стран в общей сложности вырастет на 1,8%, в то время как совокупный валовой внутренний продукт развивающихся стран увеличится на 4,2%).

При этом специалисты Международного валютного фонда, использующего несколько иную методику оценки динамики мировой экономики, полагают, что в прошедшем году глобальная экономика выросла на 3,1%, и более оптимистично смотрят в будущее, ожидая роста мировой экономики на 3,4% в 2017 году и 3,6% – в 2018 году. Как отмечает директор исследовательского департамента Международного валютного фонда Морис Обстфельд: «Основная часть повышения темпов роста … связана с улучшением ситуации в некоторых странах с формирующимся рынком и странах с низкими доходами, которые в 2016 году испытывали значительные трудности».

Стоит отметить, что в целом сценарий «выздоровления» мировой экономики позитивен, прежде всего, для компаний, ориентированных на исполнение государственного заказа. Собственно, реализация данного сценария предполагает его увеличение, которое и станет основным фактором, «двигающим вперед» мировой оборонно-промышленный комплекс. Отличительная особенность рассматриваемого сценария заключается в том, что его реализация приведет к «росту на всех фронтах», т. е. выиграют практически все компании, относящиеся к оборонно-промышленному комплексу, а масштабы «выигрыша» «оборонных компаний» в каждой конкретной стране будут определяться темпами роста затрат на оборону (иными словами, при этом сценарии рост глобального оборонно-промышленно комплекса будет медленным, но верным).

Сценарий второй – рост геополитической напряженности

Совершенно иное будущее ждет мировой оборонно-промышленный комплекс в том случае, если «радужные надежды» на «выздоровление» глобальной экономики так и останутся надеждами. Стагнация мировой экономики и, тем более, ее скатывание в рецессию, неизбежно будет способствовать дальнейшему росту напряженности в мире, которая периодически будет «выплескиваться» в рамках локальных военных конфликтов.

Так, по состоянию на начало 2017 года в мире с разной степенью интенсивности развивалось около 60 военных конфликтов, из них более 40 конфликтов находись в активной фазе, причем в эти конфликты были вовлечены практически все крупнейшие развивающиеся страны (к примеру, Китая, Индия, Россия, Пакистан, Индонезия, Нигерия, Сирия, Ливия, Кения, Эфиопия и многие другие).

Помимо этого, значительную роль в повышении уровня конфликтности в мире играет глобализация, объективно приводящая, в частности, к неравномерности экономического развития, усилению конкуренции за все виды ресурсов и увеличению миграционных потоков. Пожалуй, наиболее отчетливо «глобализационный фактор» проявляется в вооруженных конфликтах, развивающихся в Африке.

При реализации этого сценария развитие глобального оборонно-промышленно комплекса будет происходить точечно. Страны, находящие в зоне военных конфликтов, будут вынужденно и при том очень агрессивно наращивать свои оборонные расходы, в том числе закупки вооружений за рубежом, а крупнейшие страны-экспортеры вооружений – всеми силами стремиться удовлетворить возникший спрос. Рост экспортных поставок вооружений будет происходить далеко не везде, так как, не смотря на усиливающуюся конкуренцию на глобальном рынке вооружений, многие военные поставки по-прежнему определяются не только соображениями экономического характера, но и сложившимся «раскладом сил на мировой политической арене».

Соответственно, такой сценарий предполагает дальнейший опережающий рост экспорта вооружений по сравнению с совокупными расходами на оборону и рассматривает в качестве основных «выгодоприобретателей» от роста напряженности в мире крупнейшие страны-экспортеры вооружений (естественно, при условии, что та или иная страна-экспортер не окажется непосредственно вовлеченной в вооруженный конфликт). Крайне неравномерная милитаризация отдельных регионов мира будет приводить к тому, что рост глобального оборонно-промышленно комплекса обеспечит небольшое число «суперконтрактов» на поставки вооружений (одним из последних примеров подобных «суперконтрактов» можно считать ожидаемые военные поставки США в Саудовскую Аравию на сумму порядка 115 млрд. долл.), причем происходить это будет достаточно быстро.

Резюмируя все сказанное выше, нужно отметить, что для инвесторов, рассчитывающих на реализацию первого сценария оптимальными инструментами инвестирования станут широко диверсифицированные фонды, ориентированные на глобальный военно-промышленный комплекс, а для тех участников рынка, которые считают более реалистичным второй сценарий лучше всего отдать предпочтение либо локальным фондам, ориентированным на приобретение акций компаний-экспортеров военной техники и вооружений, либо самостоятельно сформировать портфель, состоящий из акций «оборонных» компаний.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все публикации »
+9 -0
639

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

За деньги нельзя купить друзей, но можно завязать немало интересных знакомств. Есть вещи важнее денег, но без денег эти вещи не купить.
Проспер Мериме