Среда, 28.06.2017

Настоящая дискуссия требует остроты

+19 -0
647
Аа +
Настоящая дискуссия требует остроты

Съезд АРБ глазами участников.

В кулуарах съезда Ассоциации российских банков его участники делились оперативными впечатлениями от мероприятия. Портал Finversia.ru – специально для Ассоциации российских банков.

Сергей Балакин, председатель правления «Фора-Банк»: «Любую дискуссию в остром виде я оцениваю очень хорошо»

- Как вы оцениваете итоги съезда?

- Тема, которая вынесена на съезд и форма, оказались настолько остры, что вчера и сегодня среди банкиров и с участием регулятора есть разные мнения: какая проблематика и как её решать. Любую дискуссию в остром виде я оцениваю очень хорошо. Это позволяет находить те решения, которые в спокойной обстановке не находятся. Я склоняюсь к тому, что если люди думают одинаково, значит, мы делаем что-то не то, и не можем продуктивно двигаться вперёд. Я положительно оцениваю этот разговор по теме конкуренции.

- Правильно ли я вас понял, что теперь регулятор услышит банкиров и пригласит их к диалогу?

- Этот диалог существует, банки имеют возможность в нём участвовать. Другое дело, что сегодня, в рамках съезда, найдены и обнародованы новые примеры и предложения. Это очень хорошо. Не мне оценивать их результативность. Можно было бы лучше? Можно.

- Озвучьте, пожалуйста, новые предложения и подходы…

- Прозвучала необходимость применения для обсуждения проблем уровня среднего звена руководства Центробанка. Кроме того, не всё решается на уровне банков и ЦБ. Мы сегодня это увидели на примере выступления представителя Федеральной антимонопольной службы.

Сергей Бурцев, председатель правления Челябинвестбанка: «Нельзя принудительно отсекать малые банки от госпрограмм»

- За последние несколько лет этот cъезд получился наиболее дискуссионным. С чем это связано? Совсем обострилась обстановка на рынке?

- Я думаю, что здесь несколько факторов сыграли свою роль. Необходимо было переломить миф о том, что только крупные банки являются надежными. Если мы посмотрим, то очень многие министерства в собственных документах закладывают постулат о надежности исключительно крупных банков. Отсюда и появляются требования к капиталу сначала в 5 млрд рублей, потом в 25 млрд, а потом и в 250 млрд рублей. Но я бы предложил провести аналогию: сравнить надежность смартфона и компьютера. Что надежнее? Да, смартфон менее мощный по сравнению с компьютером, но для выполнения его задач хватает и такой. Поэтому для малых и средних банков также должны государством создаваться условия для работы. Например, что касается участия в госпрограммах – принудительно отсекать от них малые банки неправильно. Это закладывает определенные противоречия.

Причем, еще понятно, когда речь идет о безопасности, сохранении бюджетных средств (работы по пассивной части баланса, размещение средств), но ведь многим банкам запретили работать и с активной частью баланса. Например, по ипотечным кредитам они лишились возможности выдавать кредиты по субсидируемым государством ставкам.

- Для небольших банков сегодня очень критичен доступ к госпрограммам?

- Не критичен, но лишает возможности получать дополнительные доходы. Кроме того, изменения в «правилах игры» происходят постоянно – не успеваем подстраивать свою бизнес-модель. Причем, эти изменения осуществляются в пользу крупных игроков. Сегодня универсальная лицензия – это 1 млрд собственного капитала. А если завтра решат, что теперь она «стоит» 10 млрд?

Флюр Галлямов, председатель правления Башкомснаббанка: «Будем работать, засучив рукава»

- Ваши оценки прошедшему съезду АРБ?

- Съезд прошел очень спокойно. Был доклад Гарегина Тосуняна, который, на мой взгляд, был в меру критичным – в большей степени – взвешенным. Мы поняли задачи и цели Центробанка и АРБ на ближайшее время. Вдохновляет то, что регулятор собирается понижать ключевую ставку, а основной экономический показатель – ВВП – начинает расти. Надеюсь, что это позитивно скажется на кредитовании экономики.

Александр Генцис, член совета директоров компании «Диасофт»: «Лучше открытая дискуссия, чем кулуарные разговоры»

- На ваш взгляд, чем вызван тот накал страстей, которому мы стали свидетелями как во время съезда АРБ, так и до него (вспоминая приостановление Альфа-Банком членства в АРБ)?

- Мы все видим, что банковская система реально меняется. Это видно и по количеству банков-участников системы, и по тем вопросам, которые регулярно обсуждаются на различных площадках. Поэтому когда-то подобное должно было произойти: кулуарные разговоры всегда носили очень напряженный характер – гораздо более напряженный, чем слышалось в речах с трибуны.

- То есть на этот раз недовольство просто выплеснулось в открытое пространство?

- Да. Гарегин Ашотович взял на себя смелость озвучить прямым текстом те волнения и переживания, которые сегодня распространены в банковской среде. Поскольку дело задумано серьезное, в корне меняющее всю банковскую конструкцию. Я имею в виду и многоуровневую банковскую систему (пропорциональное регулирование), и заметное уменьшение количества банков, и рост нервозности населения, обслуживающегося не в государственных, а в частных банках. Поэтому сам факт такой открытой дискуссии – это очень полезная вещь. Да, мнения будут разными, дискуссия будет активной, но так гораздо лучше, чем обсуждение «запрятанное» в кулуарах.

- Не сложилось впечатления, что мы стали свидетелями именно дискуссии: Гарегин Тосунян озвучил позицию АРБ, выслушал в ответ массу критики, и на этом все закончилось… Где же дискуссия?

- Это вопрос. На самом деле, я не участник дискуссии – мы занимаемся технологиями. В этом смысле для меня было отрадно слышать выступление главы ВТБ Андрея Костина, что конкуренция у нас «не в том месте». Я солидарен с этим мнением – развитие финансовых услуг в альтернативных направлениях может смести обе части существующей банковской системы, которые между собой обсуждают вопросы совершенствования.

Тем не менее, возвращаясь к докладу руководителя АРБ, хочу отметить, что заявленная позиция – это, по сути, приглашение к дискуссии. Скорее всего, Гарегину Ашотовичу было не просто её заявить. С моей точки зрения он достоин высочайшей степени уважения. Как и на что это повлияет, мы увидим в ближайшее время – исходя из тех законов, которые будут приниматься, из дальнейшего обсуждения поднятых вопросов. Главное, на что стоит обратить внимание – в процессе реформирования банковской системы (нужного, правильно дела) требуется учитывать интересы всех участвующих сторон.

- Сама тема cъезда, равно как и озвученного доклада, связана с конкуренцией на банковском рынке. Вы как представитель компании, тесно связанной с банковским сектором, отмечаете изменения в конкурентной среде?

- Если посмотреть на наших небольших банковских клиентов, то они обеспокоены поддержанием и небольшим развитием своих IT-платформ. Масштабное усовершенствование платформ позволяют себе лишь крупные и очень крупные заказчики. То есть, у мелких банков нет ресурсов для технологического развития (финансово емкого направления), что, разумеется, пагубно сказывается на конкуренции в целом. К сожалению и для нас. Потому что в структуре выручки нашей компании один клиент приносит нам около 2% - вне зависимости от того, крупный это банк или мелкий. Поэтому мы, как технологическая компания, приветствовали бы увеличение числа финансовых учреждений. Но сейчас мы видим значительный уклон в сторону развития государственных банков.

Дмитрий Жарский, директор экспертной группы «Veta»: «Выстраивать отношения с крупными игроками достаточно сложно»

- Тема сегодняшнего cъезда – проблемы с конкуренцией. Вам эта тема близка, актуальна?

- Да, естественно. Конкуренция на банковском рынке очень важна. В последнее время наблюдается усиление банков с госкапиталом. Наша компания занимается оценкой имущества, передаваемого банкам в залог при кредитовании юридических лиц. Выстраивать отношения с крупнейшими игроками – достаточно сложно. Поэтому чем сильнее развита конкуренция, тем для всех компаний, связанных с банковском рынком, работать проще. У клиентов же появляется выбор, в том числе, между сервисными компаниями.

- Вы не так давно вступили в Ассоциацию российских банков. При том, что в последние годы происходит естественная (или не очень) убыль её членов…

- Мы бы хотели наладить партнерские отношения с банками-участниками АРБ. В частности, хотели бы поучаствовать в Оценочном комитете АРБ, привнести свои знания, умения, чтобы улучшить этот процесс. Правда, прослеживается тенденция, когда банки организуют собственные отделы по оценке залогов.

Гагик Закарян, председатель совета директоров банка «Юнистрим»: «ЦБ нас внимательно выслушивает, но придерживается своей стратегии»

- Главный вопрос, который мы все задаём всем спикерам: как вы относитесь к той перепалке, свидетелями которой мы сегодня стали?

- Ну, я думаю, что это не перепалка, это нормальная дискуссия. И естественно, что есть разные мнения и разные интересы, в том числе это касается и отношений к новым законодательным актам, к новым изменениям и к тому что происходит в экономике. Поэтому – это нормально, это очень хорошо, так как показывает, что мы озабочены вопросом, хотим что-то сделать лучше. И естественно, что АРБ представляет ни какую-то малую долю, а достаточно большое количество – почти 300 банков. И многих из них эти изменения касаются серьёзно, и они высказывают свои предложения, может быть, опасения. И Гарегин Ашотович Тосунян, как президент Ассоциации, как лицо всего банковского сообщества, представляя его интересы, говорит о тех проблемах, которые мы видим. Но по крайней мере, хорошо, что это происходит в виде дискуссии, и есть пояснения, в том числе от регулятора, о том, для чего это делается. Потому что иногда, получая эти новые законы, новые акты, игроки рынка не очень понимают, какова цель подобных изменений, как и большое количество проверяющих, в том числе и в регионах.

Конкурентоспособность на рынке ужесточается, что неизбежно влияет на всех игроков, в результате чего каждому из них нужно менять свою модель бизнеса и подстраиваться под ситуацию, искать более эффективные направления и ниши, возможно и консолидации. Потому, что это тоже, наверное, хороший и здоровый процесс - не дожидаться, когда ухудшится финансовое положение и прибыльный банк превратится в убыточный. Поэтому на самом деле каким-то банкам стоит объединяться.

С точки зрения остального, мне кажется, что это нормальная дискуссия, это очень хорошо.

- Но ведь страсти накаляются, в прошлом году, как и в позапрошлом, такого не было. Сейчас – уже чуть ли не война, диалог перешёл уже к тяжёлой артиллерии.

- Нет, я не думаю так. На самом деле никакой войны нет. Как сказал Гарегин Ашотович, мы, как и ЦБ, достаточно часто встречаемся с представителями рынка, с представителями банков, с другими ведомствами и министерствами. Это и конференции, и семинары, и просто рабочие встречи. Есть президиум АРБ, где мы раз в два месяца встречаемся, достаточно активно обсуждаем конкретные вопросы. На этих встречах присутствует большое количество представителей высшего руководства, в том числе и из ЦБ. Это и Эльвира Сахипзадовна в том числе.

То, что вы здесь сегодня увидели – это лишь верхний слой стратегических мышлений, подходов. На практике мы достаточно активно сотрудничаем, и диалог есть. В действительности, мы замечаем, что ЦБ нас внимательно выслушивает, но, конечно же, придерживается своих стратегий, ориентиров. Поэтому в тех случаях, когда мы что-то не можем объяснить или не находим понимания, то, естественно, мы должны подстраиваться под те изменения, которые они предлагают.

- Если диалог идёт, зачем нужен вот такой вот выпуск пара, какой мы сегодня видели? Для привлечения внимания?

- Я не думаю, что это был такой уж большой выпуск пара. Просто, поскольку у каждого есть большое количество своих задач, решаемых с трудом, то, наверное, это просто нервы. Но с другой стороны, я не видел особой эмоциональности - это были действительно рабочие вопросы, которые касаются каждого. А кто прав – это покажет жизнь, но видно, что никто ничего за пазухой не держит.

- То есть, в ближайшее время можно ожидать более конструктивного диалога между АРБ и…

- Да, он будет продолжаться. И сегодняшняя встреча входит в резонанс с нашей постоянной работой. И эти регулярные встречи проходят в очень конструктивном ключе. Да, бывает так, что мы остаёмся при своём мнении, ЦБ – при своём. Но, по крайней мере, мы выслушиваем друг друга, и надеемся, что вода камень точит и какие-то из наших предложений будут приняты.

Виталий Занин, директор по работе с клиентами и маркетингу ЗАО «ПрограмБанк»: «Вендоры в условиях массового отзыва лицензий чувствуют себя совсем непросто»

- Скажите, ваш бизнес в условиях сильнейшей трансформации банковской системы как себя чувствует?

- Да непросто себя чувствует. В частности, ПрограмБанк как старейший IT-вендор всегда старался работать с небольшими и средними банками - для того, чтобы бизнес себя чувствовал сбалансировано. Пока у нас баланс есть, но к сожалению, баланс качается и шатается. Мы должны восполнять те банки, которые покидают рынок. Мы восполняем за счёт небанковских компаний – страховых, МФО и других, пытаемся расширять бизнес. Но сказать, что живём мы спокойно и умиротворённо я не могу.

Андрей Кашеваров, заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы: «Лидирующее положение первой тройки банков лишь усиливается»

- Андрей Борисович, как вам сегодняшние эмоции на съезде?

- Наверное, эмоции надо всегда исключать, а оставлять сущности, которые требуют обсуждения и оценки. В данном случае тот анализ, который привела Федеральная антимонопольная служба, показывает, что за последние 5 лет увеличилась концентрация банковского капитала на всех без исключения рынках. В большинстве субъектов России доля трёх крупнейших игроков составила от 70% до 100%. И собственно диспропорциональность, которую мы наблюдаем, связана, в том числе и с сокращением количества банков, и с поведением клиентов. Ведь клиенты сегодня покидают частные банки и уходят в банки с государственным участием. Само по себе то или иное количество банков не является характеристикой конкурентной среды – важно распределение долей между этими банками. Но здесь пока никаких изменений не происходит, а лишь усиливается лидирующее положение этих трёх банков.

- Что предпринимает ФАС в этой связи?

- Мы всегда говорили, что доступ к пассивам и к участию банков в госконтрактах должен быть равным. И делам все возможное для того, чтобы банки были допущены к этим программам. Надеемся, что запуск отечественных рейтинговых агентств поможет заместить вот эти вот абсолютные значения размера капитала качественной оценкой того или иного игрока рынка. И может быть тогда имеет смысл сместить акцент с размера капитала на его финансовую устойчивость - в текущий момент и в перспективе.

Людмила Коваленко, главный редактор журнала «БДМ. Банки и деловой мир»: «Снова откат в отношениях?»

- Людмила Алексеевна, какие ваши впечатления от съезда АРБ – 2017?

- Съезд АРБ – это всегда одно из самых интересных событий в году. А сегодняшний съезд был слегка приправлен небольшим скандалом, что, конечно, с точки зрения журналиста еще добавляет ему интереса.

Однако, если говорить о том, что это значит для банковского рынка, то тут не все так хорошо, к сожалению. В феврале 2017 года на встрече представителей банковского сообщества с руководством Банка России в подмосковном пансионате «Бор» мне показалось, что регулятор и банки повернулись друг к другу лицом. А сейчас я услышала от главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной отповедь по поводу предложений, которые содержатся в докладе АРБ. Получается, что сейчас снова идет откат в отношениях?

- Это связано с теми тезисами, которые содержались в ключевом докладе президента Ассоциации российских банков Гарегина Тосуняна?

- Я не полностью согласна со всеми тезисами доклада АРБ, хотя под большинством из них готова подписаться. При этом я не вижу оснований для того, чтобы реакция на них была столь резкой, какую продемонстрировали представители финансовых властей и руководители некоторых крупных банков.

Мне кажется, что главное сейчас не просто слушать друг друга, но и слышать, понимать. Это самый главный вывод из съезда. И очень хочется надеяться, что последующие большие банковские форумы под эгидой АРБ или ассоциации «Россия», Санкт-Петербургский банковский конгресс, форум в Сочи и пр. перейдут в конструктивное русло. Тут я – так же как и Гарегин Ашотович – неисправимый оптимист.

Константин Корищенко, экс-зампред Банка России, доктор экономики, профессор: «Сказка - ложь, да в ней намёк»

- Ваши основные впечатления от съезда АРБ?

- Когда нарастает доля госбанков, конкуренция обостряется и все обращают свои взоры к регулятору. Если мы вспомним историю десятилетней давности, то тогда государство способствовало расширению банковского бизнеса. А сегодня, несмотря на правильность пути по ужесточению надзора и денежно-кредитной политики, комбинация этих факторов не способствует банковскому бизнесу в части развития кредитования. А новой эры всеми ожидаемой – финтеха, новых технологий и прорывных возможностей - пока ещё не наступило.

Поэтому тема конкуренции – как это не парадоксально - прозвучавшая в заглавии съезда, конечно, лишний раз подтвердила свою актуальность. Сейчас проблема в том, что АРБ отражает интересы частного бизнеса. И для АРБ это вопрос экзистенциальный. То ли все-таки стоять на страже частного бизнеса и способствовать конкуренции в том смысле, в котором она её понимает, то ли следовать общей тенденции ужесточения государственного регулирования.

Думаю, что самым интересным моментом в этих «непарламентских» репликах были цитаты Омара Хайяма и Иммануила Канта, хоть последний и не поэт. Знаете, во всех этих сегодняшних выступлениях есть сермяжная правда русской пословицы: «Сказка - ложь, да в ней намёк».

Олег Кузьмин, заместитель генерального директора компании «Инверсия»: «Расчистка рынка – это вынужденная мера»

- Олег Борисович, как впечатления о cъезде?

- Буквально вчера мы с коллегами говорили, что к сегодняшнему мероприятию надо запасаться попкорном. Что ожидали, то и увидели. Дискуссия была острой, но удивительно, что в конце никто из присутствующих в зале не захотел выступить.

- Глава ВТБ Андрей Костин в своем выступлении на cъезде обратил внимание на то, что банки должны трансформироваться, развивать новые форматы, дигитализироваться... Как бы вы прокомментировали эти заявления?

- Мы еще лет 15 назад говорили о том, что без нормальной системы автоматизации, без использования и развития технических средств, конкурентной борьбы не выдержать. Поэтому это выступление совпадает с теми трендами, которые мы испытываем и на себе. Общий вектор движения был ожидаем. Мы, разумеется, поддерживаем его, хотя нас волнует уменьшение количества потенциальных заказчиков на все эти продукты.

- Эльвира Набиуллина заявила, что расчистка банковского рынка завершится через 2-3 года. Поскольку это напрямую касается вашей компании (число потенциальных заказчиков), не могу не спросить – насколько сложнее стало работать на сужающемся рынке?

- Новых банков не появляется, поэтому ужесточается конкуренция за те, которые еще остаются на рынке. Ведь в отличие от банков, технологических компаний меньше не становится. «Схлопываются» бюджеты, возможности. Это видно на каждом проводимом тендере. Что делать, приходится искать новые рынки, новые направления.

Но иногда позиции гражданина и совладельца бизнеса не совпадают. Как представителю бизнеса, мне интересен большой рынок, с большим количеством игроков, востребованных решений. С другой стороны, сегодня звучали заявления о том, что надо обращать внимание и на наличие в системе недобросовестных банков. Этот вопрос часто замалчивается, при том, что ряд руководителей таких банков мы видели в прошлом на мероприятиях АРБ. Даже сидящими в президиуме. С этой точки зрения нельзя не поддержать слова Эльвиры Набиуллиной и Андрея Костина о том, что расчистка рынка – это вынужденная мера.

- Усиление регуляторной нагрузки каким-то образом коррелирует с вашим бизнесом? Например, больше становится заказов, поскольку банка необходимо автоматизировать системы отчетности или перенастраивать их под новые требования регулятора?

- Не далее как сегодня говорилось о том, что для ряда банков (с базовой лицензией), напротив, отчетность будет упрощена. Мы для себя понимаем, что с ними нам будет работать проще, а у самих банков появляется возможность экономии бюджета.

Константин Маркелов, заместитель директора по развитию бизнеса компании «ОТР»: «Характер неотвратимости чего-то тяжелого…»

- Каковы ваши впечатления от съезда?

- Странные. Если у нас Банк России раньше все время говорил о том, что его основная задача – это сдерживание инфляции, то сегодня Эльвира Набиуллина сказала, что основная задача - это поддержание конкуренции. Причем, как оказывается, выбран для этого весьма оригинальный способ. Тут даже нельзя провести аналогию с комиссией Макларена, которая мешает кого-то допускать к соревнованиям по каким-то якобы обоснованным причинам. Тут мы видим более жесткую форму. Представьте себе судью на вышке, который отстреливает спортсменов, которые чуть-чуть отклонились от беговой дорожки. Это несколько странные условия конкуренции.

Если раньше представители бизнеса, в том числе банковского, часто говорили о том, что больше всего боятся неопределенности, невозможности спрогнозировать перспективы развития, то сейчас есть и определенность, и предсказуемость. Но они имеют характер неотвратимости чего-то тяжелого. Понятно, что останутся на рынке Сбербанк, ВТБ, Эльвира Сахипзадовна продолжит возглавлять ЦБ, будет продолжаться «чистка» банков.

- С чем вы связываете обострение противоречий в банковском сообществе, которое на съезде вылилось в критику со стороны ЦБ РФ и ВТБ, и накануне его проведения – в конфликт с приостановкой членства Альфа-банка в Ассоциации российских банков?

- Долгое время казалось, что серьезных противоречий между АРБ и регулятором нет. Но сегодня все увидели, что это не так.

Обострение связано с тем, что конкуренция за пирожок, который сегодня стал меньше, если учесть снижение спроса на многие банковские продукты, ужесточается. На всех кусочков не хватает. А по законам дарвинизма выживает сильнейший, тот, кто окажется к пирожку ближе.

При этом я повторю, что для меня новое слово – регулирование конкуренции. И что это регулирование стало одной из тех задач, которую преследует Банк России. И что оно будет проводиться путем «отстрела» тех, кто не понравился регулятору.

Павел Медведев, финансовый омбудсмен: «Пряника не дали, а ограничения ввели»

- Павел Алексеевич, как оцениваете прошедшее мероприятие?

- Прямо скажем, не совсем обычно. Дискуссия была очень острая, но, надеюсь, продуктивная. Хотя продуктивность мы сможем наблюдать лишь в будущем. Тем не менее, несмотря на жёсткость, дискуссия показалась мне очень дружелюбной. Общался сейчас с рядом банкиров, они убеждены, что присутствовавшая до того напряженность спала.

Тем не менее, есть очень болезненный пункт в развивающемся законодательстве о трехуровневой банковской системе. То, как сейчас описан третий уровень в законе, смущает большинство руководителей мелких банков, которые думают, что их жизнь только ухудшится. Пряника им не дали, а ограничения на работу с клиентами ввели. Поэтому воспринимают этот закон, как смертный приговор.

Правда, по словам Эльвиры Набиуллиной и Анатолия Аксакова, ко второму чтению закон должен принять более оптимальный вид, сняв ряд ограничений.

- Вы, как финансовый омбудсмен, работаете с физлицами. А банкиры к вам обращаются?

- Представьте себе, да. Очевидно, думают, что я до сих пор депутат. Буквально вчера ко мне обратился руководитель одного небольшого банка. Рассказал, что к ним пришла проверка, и выявила, что многие их клиенты снимают деньги в наличной форме и тратят неизвестно на что. То есть, подпадает банк под 115-ФЗ по борьбе с обналичиванием. А клиенты – индивидуальные предприниматели. Заработали денег, получили их на счет, сняли. Один решил купить автомобиль, другому требуется закупать медицинское оборудование для сына-инвалида… Банк «пошел на поклон» к клиентам – просил подтвердить цели, на которые расходовались средства. Те поворчали, но документально подтвердили. Но кураторов в Центробанке эти документы почему-то не устроили.

Валентина Муранова, председатель Уральского банковского союза: «Не рассчитывала, что ЦБ пойдет на некоторые послабления»

- Валентина Владимировна, вы, как представитель региональных банков, как охарактеризуете прошедшее мероприятие? Что-то полезное для себя услышали?

- То, что сегодня озвучивалось с трибуны – результат нашей совместной работы с АРБ в тесном контакте с Центробанком. Я хотела бы особо отметить закон о трехуровневой банковской системе, который сегодня находится в Госдуме. В сентябре прошлого года мы ознакомились с концепцией будущего закона и усилиями двух банковских ассоциаций сумели добиться кардинального её изменения. Откровенно говоря, я даже не рассчитывала, что ЦБ пойдет на некоторые послабления.

- Что именно вы имеете в виду?

- Прежде всего, банки с базовой лицензией будут иметь возможность работать со своей прежней клиентурой. Причем, не только в течение переходного периода, поскольку в закон добавлена норма, согласно которой, например, ГУПы и МУПы, подпадающие под определение малых и средних предприятий, могут продолжать обслуживаться в таких банках. К сожалению, Эльвира Набиуллина сказала, что не будет расширять список ценных бумаг, с которыми могут работать банки с базовой лицензией, хотя мы рассчитывали на доступ не только к первому ломбардному списку, но и ко второму.

- Сегодняшний доклад АРБ был посвящен конкуренции на банковском рынке. Есть с ней проблемы сегодня, применительно к регионам?

- Безусловно. И они – проблемы – усилятся после вступления в силу закона о трёхуровневой банковской системе, поскольку региональные банки, которые будут обладать базовой лицензией, уже не смогут конкурировать с крупными банками.

Но меня больше беспокоит необходимость технологической конкуренции – перестройка различных процессов в банке – дело затратное. Даже чтобы подключиться к платежной системе «МИР» надо перепрошить терминалы, перенастроить банкоматы и так далее. Но, надеюсь, что банки справятся.

Александр Мурычев, исполнительный вице-президент РСПП, председатель совета Ассоциации «Россия»: «Некоторые спорные вопросы удалось решить»

- Александр Васильевич, многие эксперты сходятся во мнении, что нынешний съезд АРБ заметно отличается от аналогичных предшествующих мероприятий: по содержанию, по настроениям. Вы с этим согласны?

- Согласен. Даже формат проведения другой. Если раньше президиум стройными рядами сидел за одним столом, было много докладов, то сейчас уже и выступающие были рассажены в современном формате – на подиуме в отдельных креслах, и гораздо больше времени было отведено для панельной дискуссии. А дискуссия в этом году идет очень оживленно. Наверное, пришло время поднимать более острые темы. Банкиры съехались из многих регионов. И, конечно они подталкивают актив банковского профсообщества более остро ставить на повестке дня перед регулятором и правительством наболевшие вопросы.

- О каких конкретно вопросах идет речь?

- В банковском секторе сейчас, действительно, очень много проблем. Они имеют текущий характер, но вместе с тем принципиально значимы. Прежде всего, определенное беспокойство банковского сообщества связано с введением законодательства по пропорциональному регулированию, с созданием фонда консолидации банковских активов и другими новациями, в том числе нормативными.

Это несколько тревожит. Изначально и АРБ, и ассоциация «Россия», и РСПП работали в конструктивном взаимодействии с регулятором. На предмет того, что должно происходить смягчение регулятивного пресса на малые банки (с размером собственного капитала до 1 млрд рублей). В последние годы такие банки ставили перед банковскими ассоциациями вопрос о том, что этот пресс по отношению к ним чрезмерно сильный. И их аргументы, надо сказать, справедливы: «Мы не занимаемся низкоэффективными операциями, не сильно заигрываемся на рынке ценных бумаг, не проводим международные операции и т. д.».

- И насколько эти аргументы сработали?

- Так или иначе, регулятор все же инициировал предложение, которое мы сейчас обсуждаем (законопроект о разделении банков по перечню допустимых операций на банки с универсальной лицензией и банки с базовой лицензией). Не всё нас – большую часть банковского профсообщества, РСПП – устраивает, без сомнения. В частности, авторами законопроекта было предложено чрезмерно «узкое горлышко» для предоставления малыми банками услуг для их традиционных клиентов, которые многие годы у них обслуживаются.

Мы с руководством ЦБ провели целый ряд встреч на предмет расширения возможностей для небольших банков, которые будут претендовать на базовые лицензии, в том числе на законодательном уровне. Некоторые спорные вопросы удалось решить. Например, внести поправки относительно расширения перечня организаций, находящихся в государственной и муниципальной собственности, которые могут входить в список клиентов небольших банков.

Банковское сообщество также выдвинуло предложение о расширении участия малых банков с базовой лицензией в рынке ценных бумаг так называемого второго уровня. Это предложение пока не принято, но финансовые власти готовы его обсуждать. А мы со своей стороны будем его снова и снова озвучивать на разных уровнях.

Еще один принципиальный вопрос, который всех держит в напряжении, касается сроков вступления в силу обсуждаемого закона. Лично я сторонник того, чтобы отодвинуть сроки как можно дальше. Сейчас дается практически всего полтора года на то, чтобы акционеры смогли для себя выбрать вектор поведения: или сохранить универсальный режим работы (а это значит, что нужно наращивать капитал до суммы свыше миллиарда рублей), или сохранять возможность работать в формате небольшого кредитного учреждения и претендовать на базовую лицензию. Принятие соответствующего решения – это очень важный момент. На мой взгляд, на то, чтобы провести серьезную реформу по созданию трехуровневого банковского сектора, нужно, конечно, больше времени.

- А какие-то плюсы у законопроекта есть?

- Закон в принципе может урегулировать некоторые отношения, поможет в перспективе смягчить тот самый пресс на малые банки. При этом создать некую конкуренцию среди равных кредитных организаций, а не как сейчас – малым банкам приходится бороться за место под солнцем с крупными, что невозможно по определению и вообще вредно для рынка. Тем более, с учетом развития финтеха, где возможности внедрения тех или иных инноваций у банков тоже очень разные.

Закон, на мой взгляд, поможет четко сегментировать рынок. Он будет подталкивать малые банки к тому, чтобы найти свою нишу на рынке. Пусть им придется работать с меньшими объемами, пусть их клиентами станут в основном предприятия малого и среднего бизнеса. Но это и хорошо. У нас в стране миллионы субъектов МСБ и индивидуальных предпринимателей. Им тоже нужны свои банки.

Вот это основа сегодняшней дискуссии. При этом все понимают, что надо двигаться вперед.

Андрей Нечаев, член президиума Арбитражного третейского суда г. Москвы, министр экономики России (1992—1993 годы): «Доклад, который подготовил Тосунян – самый сильный, что я слышал в последние годы»

- Сегодняшний съезд дал вам что-то новое?

- Это не первый и не второй съезд, в которым я участвую. И могу сказать, что тот доклад, который подготовил Тосунян со своей командой - самый сильный, который я слушал в последние годы. И по форме, и по сути. Потому что проблема назрела давно и в какой-то момент наступает пресыщение и переход в новое качество. Я имею ввиду огосударствление экономики и банковской системы, в частности. В ряде случаев решения правительства вызывают, мягко говоря, удивление - о чём в докладе и говорилось. Например, есть требование, чтобы наряду с размером капитала, банк работал со стратегическими предприятиями, был в программе докапитализации и попал под санкции. Но это просто абсурд. Должны быть совсем другие критерии. К сожалению, таких вопросов много. Хорошо, что АРБ поставило их в такой острой форме.

- Будет ли результат после состоявшейся дискуссии?

- Альфа-Банк выйдет из АРБ? Да, будет печально. Но гораздо важнее, чтобы регулятор услышал. Мы видели, что регулятор и министерство финансов готовы к диалогу по некоторым моментам.

Елена Речкалова, заместитель сопредседателя Комиссии по банкам и банковской деятельности РСПП: «Это приведет к полному изменению парадигмы и вообще ДНК финансовой отрасли»

- Какие выводы, на ваш взгляд, можно сделать после сегодняшнего съезда АРБ?

- Новое время предполагает новые подходы. И это совершенно естественно, что появляются разные публичные мнения в отношении развития банковской системы. Я считаю это очень большим плюсом. В спорах рождается истина.

Мы живем в новую технологическую эпоху. И вопросы, какими будут банки, и какие банки останутся на рынке, достаточно актуальные. Нас, безусловно, ждут новые подходы в сфере управления банками, внедрение цифровых технологий и пр. Это приведет к полному изменению парадигмы и вообще ДНК финансовой отрасли.

- А как вы относитесь к тем разногласиям, которые в последнее время проявились внутри банковского сообщества?

- Мы живем в очень непростое время перемен. Но радует то, что экономика России начинает выходить из очень тяжелого периода. И совершенно понятно, что многие проявляют инициативу, чтобы встроиться в новую реальность. Естественно, не обходится без «проб пера», без ошибок, без потерь. Они были и еще будут. Но, как говорится, лес рубят – щепки летят. Главное, чтобы результатом стал конструктивный апгрейд банковской отрасли. Поэтому я, например, приветствую любые дискуссии, поскольку всегда выступаю за обновление, за развитие, за интерес, который профессиональное сообщество долгие годы сохраняет к съезду АРБ и к вопросам становления новой банковской системы в целом.

Юрий Самойлов, председатель совета Ассоциации коммерческих банков Оренбуржья: «Мне кажется, что руководители финансовой отрасли живут в своем мире»

- Юрий Владимирович, как Вы можете прокомментировать те события, которые сегодня происходили на съезде АРБ?

- К сожалению, появились разногласия внутри банковского сообщества. Что касается взаимоотношений с регулятором. Я участвую в ассоциации уже более 20 лет и возглавляю региональную ассоциацию банков Оренбуржья. И могу сказать, что изменение отношения власти к банковскому сообществу произошло давно. Если раньше к нам на съезд приезжали спикеры Совета Федерации – Сергей Миронов, а потом Валентина Матвиенко, Александр Жуков в бытность вице-премьером, а еще раньше – Анатолий Чубайс, когда он работал в правительстве, то сейчас уровень внимания со стороны исполнительной и законодательной власти стал значительно ниже. А мы хотим, чтобы нас слушали и слышали, чтобы делали выводы. Потому что никто не может донести до финансового руководства страны информацию о реальном состоянии банковской отрасли, особенно из регионов.

Сегодня – после значительного сокращения количества банков – во многих удаленных территориях просто физически нет банковских услуг. Тут не то что о высоких технологиях говорить нельзя, а вообще об элементарном доступе населения к банкам. Создание «Почта Банка» (учреждался специально для повышения доступности финансовых услуг для жителей России, в том числе на отдаленных территориях) не снимает напряженности.

По сравнению с прошлым годом внимания к сложностям, проблемам, которые испытывают банки на местах, все меньше и меньше. Мне кажется, что руководители финансовой отрасли живут в своем мире и оторваны от реальной ситуации в банковской сфере. А площадку АРБ мы как раз хотим использовать для того, чтобы наше мнение, нашу информацию услышало руководство страны, мегарегулятор, депутаты Госдумы. То есть все те, от чьих решений зависит судьба банковской системы в стране…

Но все время не получается. И сегодняшний съезд тому подтверждение – представители ЦБ и Минфина с утра свою точку зрения высказали, покритиковали и ушли. И говорить о своих проблемах после пленарной дискуссии было уже некому – все разъехались. А между собой мы уже вчера на заседании совета АРБ все друг другу высказали, и все про себя знаем.

- Сегодня на съезде много также говорилось о конкуренции. Как вы можете оценить ее уровень в регионах, ну хотя бы у вас в Оренбургской области?

- Конкуренция довольно сильная. Но я, как руководитель региональной банковской ассоциации, всегда выступаю за добросовестную конкуренцию. В условиях текущего кризиса мы с правительством области регулярно собираем всех банкиров (это и филиалы крупных федеральных банков, и региональные банки), и всем каждый раз напоминаем, что каждый должен отвечать только за себя, что нельзя бороться нечестными методами, скажем путем распространения дезинформации о других банках. Как это раньше уже случилось в Саратовской и в Самарской областях, в Екатеринбурге. Там некоторым банкам пришлось уйти с рынка из-за ложной информации со стороны конкурентов.

- А какие вопросы еще обсуждаются на этих областных собраниях?

- Мы стараемся объединять усилия на благо региона. Проводить единую кредитную политику так, чтобы как-то поддерживать региональную экономику. Однако в этом деле зачастую сильно мешают «жесткие рукавицы» надзора со стороны регулятора. Имея средства, ты не можешь вложить их в развитие экономики, МСБ.

И еще хотел бы отметить, что ключевая ставка, по-прежнему, очень высока для того, чтобы предприятия реального сектора могли рентабельно работать. Банк не может выдавать недорогие кредиты. Если бы была ключевая ставка 5%, то мы бы были готовы максимально снизить свою маржу и кредитовать производителей под 6-7%. Но сегодняшние условия от этого далеки.

Василий Солодков, директор Банковского института Высшей школы экономики: «Нарушен базовый принцип: решает регулятор, а не рынок»

- Ваши основные впечатления от съезда АРБ?

- Апогея сегодняшний конфликт не достиг, он будет и дальше развиваться. Теми или иными действиями ЦБ поставлены под угрозу существование частных некрупных банков. И умирать никто не хочет. Возникает ситуация, когда регулятор не слышит слова, которые говорятся от имени АРБ. Тосунян говорит, что нарушены принципы конкуренции, а ему в ответ говорят, что вы сами плохие и вы не следите за тем, что не осуждаете, если кто плохо работает с финансовой отчётностью.

Это две разные вещи. Хотелось бы, чтобы все друг друга слышали. В основе отзыва лицензий были случаи с отмыванием денег. Сейчас многие частные банки лишены ресурсов в силу того, что АСВ по работает физлицам, а значит все юридические лица вынуждены переводить счета в государственные банки. Собственно, они там же и кредитуются. У мелких и средних банков нет ресурсной базы. А чем им заниматься? Растёт активность МФО, мы наблюдаем замещение банков микрокредитными организациями.

Бенефициаром массового отзыва лицензий выступает, в том числе и Андрей Костин и ВТБ. На моей памяти ВТБ получил $10 млрд в 2008, потом $10 млрд под санацию Банка Москвы. И ещё $10 млрд, когда в первый раз обвалился рубль. По $10 млрд каждые три года. Чтоб я так жил. Если ЦБ заявляет о том, что процесс чистки будет продолжен, то это значит, что регулятор знает контрольную цифру – сколько банков должно остаться. Это означает, что мы нарушаем базовый принцип: когда регулятор решает, а не рынок.

Юрий Твердохлеб, председатель правления банка «Приднестровский Сбербанк»: «Региональные банки гораздо лучше приспособлены для работы на местах»

- Юрий Семенович, поделитесь, пожалуйста, вашими впечатлениями от прошедшего съезда АРБ.

- В 2017 году съезд сильно отличается от предыдущих подобных мероприятий. К сожалению, внутри банковской системы назрело много противоречий. Хотя, я скажу, что многие проблемы зрели на протяжении последних 10 лет, многие из них уже были обозначены на прошлогоднем съезде ассоциации. Просто сейчас они «выплеснулись» и обсуждаются более эмоционально. Со стороны большинства банков есть недопонимание того, что делает регулятор, какова эффективность предпринимаемых им меры. В свою очередь, у ЦБ есть достаточно серьезные претензии к банковскому сообществу. Наверное, истина, как всегда, лежит где-то посредине.

Справедливости ради надо сказать, что та практика отзыва лицензий, которая проводится ЦБ, все же дает определенный положительный результат. С рынка ушло много проблемных банков, которые проповедует криминальные формы ведения бизнеса. Но в то же время жесткие требования со стороны Центробанка снижают возможности добросовестных банков. И это в условиях тяжелого кризиса. Надеюсь, в результате сегодняшней дискуссии найдутся точки соприкосновения позиций регулятора и банковского сообщества. Во всяком случае, я искренне в это верю.

- Вы упомянули о противоречиях внутри самого профессионального сообщества. Как вы можете это прокомментировать?

- Эти противоречия возникли не сегодня. Уже достаточно давно сложилась ситуация, что мелкие и средние банки, особенно в регионах, смотрят на мир иначе, чем крупные кредитные организации. У них разные проблемы, разный характер работы, разные подходы к управлению бизнесом, разные возможности.

Но надо сказать, что региональные банки гораздо лучше приспособлены для работы на местах, они прекрасно знают своих клиентов, с которыми у них сложились, в хорошем смысле слова, домашние отношения. Они зачастую готовы идти для клиентов на определенные уступки, о которых федеральные банки даже и говорить не будут. И, как показывает жизнь, такой подход в конечном итоге себя оправдывает.

Думаю, с принятием закона, который позволит четко разделить банки на сегменты, многие противоречия исчезнут. Сегодня прозвучало мнение, что клиенты будут уходить в более крупные банки. Я не разделяю такой позиции. Повторю, что тот сервис, тот индивидуальный подход к каждому клиенту, который могут дать малые и средние банки в регионах, несопоставим с тем, что предоставляют крупные кредитные организации. Реализация политики «знай своего клиента» в небольших банках не привнесена извне – она обусловлена самим характером бизнеса. Думаю, у малых банков есть неплохие перспективы для развития. Как говорится, время покажет.

Михаил Шаталов, председатель правления ЗАО «АКБ «Классик Эконом Банк»: «Наконец-таки затронуты те моменты, о которых мы все время говорим в кулуарах»

- Сегодня был выбран довольно жёсткий язык в общении с властью. Это показатель неразрешимости проблем, которые накопились?

- Мне сегодняшний тон импонирует. Наконец-таки затронули те моменты, о которых мы все время говорим в кулуарах, но нас не слышат. Это хорошо, что сегодня на съезде присутствовал и министр финансов, и глава ЦБ. Хотелось бы, чтобы в съезде принимали участие и представители других властных структур, в том числе помощники президента. Многим не понравилось выступление Тосуняна, а мне очень понравилось. Ему тяжело, его сейчас начнут прессовать. Но то, что им было сказано и предложено – пойдёт на пользу всей банковской системе.

Наверное, настало время, чтобы объединить Ассоциации наших банков. Здесь в АРБ собраны на протяжении восьми лет грамотные специалисты.

Если говорить о малых банках, то в 2008 году малые банки вытащили малый бизнес. Что касается лишения лицензий, то это палка о двух концах. Многое было сделано, чтобы вычистить систему от воров, которые дискредитировали банковскую систему. Эльвира Набиуллина начала очищать систему, но эта работа должны быть в координации с АРБ.

Если в ближайшие годы темпы ВВП не пойдут наверх, то некому будет выдавать кредиты. У нас в России 450 малых банков. Крупные банки работают с правительственными деньгами, а малые банки – только на своих оборотных средствах и деньгах акционеров. Мы стучимся в ЦБ, но нам, к сожалению, кредитов не дают. Если брать тему про 300 банков, у которых отняли лицензию, то могу сказать, что без работы остались десятки тысяч специалистов, сотни тысяч ИП исчезли. 70% роста ВВП в США обеспечивает малый бизнес. В России – лишь 18%. При этом, у нас 640 банков, а в США – 1200 банков.

Наводить порядок надо, но надо дать и послабления с кредитами, с резервированием. Чтобы система работала ровно. Тогда, я думаю, что мы добьёмся экономического подъёма.

Борис Эндреев, председатель правления банка «Нальчик»: «Царила атмосфера загорающегося пожара, но он не загорелся»

- Ваша оценка прошедшего съезда АРБ?

- Сегодня с самого начала царила атмосфера загорающегося пожара, но он не загорелся. Гарегин Ашотович правильно среагировал на критику и заверил, что все высказанные замечания будут учтены. В АРБ подготовили жёсткий и конкретный доклад в части защиты интересов банковского сообщества. Печально, что регулятор и правительство на региональные и мелкие банки не обращают внимания. Именно такое впечатление сложилось не только у меня – более 320 банков лишились лицензии, но они реагируют без сожаления.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все публикации »
+19 -0
647

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Основные курсы и котировки

Finversia-TV

Если каждый месяц откладывать понемногу, то уже через год вы будете удивлены, как мало у вас набралось.
Эрнест Хаскинс