Четверг, 22.06.2017

Не подорвать доверие

+17 -0
425
Аа +
Не подорвать доверие

Как не обмануть ожидания тех, кто имеет хороший аппетит на доходность с двузначными ставками, рассказали участники пресс-конференции «Роль банков в инвестиционном бизнесе. Конкуренция в новой экосистеме», которая состоялась 6 апреля в отеле The Ritz-Carlton Moscow.

Речь на мероприятии в целом шла о светлых перспективах, которые откроются для финансового рынка и потребителей в случае, если кредитные организации начнут более активно участвовать в продажах своих и партнерских инвестиционных продуктов. Естественно, коль скоро к этому благосклонно отнесется российский мегарегулятор и простимулирует данную деятельность адекватными мерами.

Как известно, накануне, 4 апреля, Сбербанк России снизил ставки по вкладам и сберегательным сертификатам в рублях на 0,3-1,05 процентных пункта. И очевидно, что это не конец. Проценты по депозитам продолжат падать и дальше по мере снижения Банком России ключевой ставки, о чем руководство Сбербанка предупреждало еще осенью прошлого года. Вряд ли нужно сомневаться, что вслед за Сбером аналогичным образом начнут действовать и другие банки.

В такой ситуации, по общему убеждению выступавших на пресс-конференции экспертов, неминуемо будет расти спрос на альтернативные инструменты вложений. «Основной фактор, который будет стимулировать развитие рынка инвестиционных продуктов – это стремление к двузначным ставкам доходности, к которым привыкли владельцы банковских депозитов за многие предыдущие годы. В прошлом году уже зафиксировано массовое высвобождение денег со счетов, которые когда-то были открыты по высоким ставкам. Людям очень сложно переключиться на цифру 5-7%, которую банки сейчас будут давать по депозитам», – отметил Зелимхан Мунаев, управляющий директор инвестиционной компании QBF.

При этом столь же единодушно специалисты высказали опасения по поводу того, что неосторожные, неграмотные или недобросовестные действия участников рынка могут на корню подорвать еще не зародившееся доверие потребителя к инвестиционным продуктам. «По поводу этих продуктов я разделяю опасения регулятора, связанные с тем, что клиенты банков не всегда до конца осознают, что это такое. Важно, чтобы в этой ситуации участники рынка, а в основном это, конечно, банки, достаточно полно информировали клиентов о том, что представляют собой альтернативные способы вложений, а не просто завлекали людей более высокими ставками, по сравнению с депозитами», – сказала Алина Ветрова, первый вице-президент Ассоциации региональных банков России (АРБР). «Если хотим полноценно вовлечь банковскую сеть в продажу инвестиционных продуктов, то один из самых наиболее актуальных вопросов – как грамотно настроить продажи таким образом, чтобы не усугубить процесс падения доверия к банковской системе, а заодно и к инвестпродуктам. То, что мы видим сейчас – это часто агрессивные продажи, которые делаются без учета того, что лица, которые покупают продукты, не подготовлены как инвесторы»», – высказал мнение Эльман Мехтиев, исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков (АРБ). По его словам, в существующей сегодня практике продавцы склонны приукрашать свойства своих продуктов. «Впечатление продается одно, а реальный продукт – совсем другой», – продолжил эксперт.

Тему заблуждений, в которые вводят клиента непорядочные менеджеры банков по продажам инвестпродуктов, поддержал и Павел Самиев, управляющий директор НРА, генеральный директор компании «БизнесДром». «Нужно призывать участников рынка к корректности формулировок. А то я встречал людей, которым, к примеру, при продажах ИСЖ объясняли, что это то же самое, что депозиты, только более доходные, да еще с бонусом в виде страховки жизни. Но все мы понимаем, что это совсем не так», – поделился наблюдениями из жизни специалист. Такие случаи, по его словам, не способствуют повышению доверия к банкам и к тем новым направлениям деятельности, которые они сегодня внедряют.

Впрочем, Павел Самиев призвал коллег не драматизировать ситуацию. «В конечном итоге, добросовестность менеджеров – это решаемый вопрос. Главное, чтобы продукты были правильными. А они – правильные», – сказал глава «БизнесДрома». По мнению Алины Ветровой, вопросу порядочности продавцов при реализации инвестпродуктов в ближайшее время будет уделяться повышенное внимание. «Это связано и с введением поведенческого надзора и с остальными тенденциями, которые наметились в сфере регулирования», – сказала она. В ином случае, как предположили спикеры пресс-конференции, можно столкнуться не только с кризисом доверия клиентов, но и с жесткой реакцией со стороны ЦБ РФ.

Продукты – в массы

Судя по статистическим данным, а также по утверждениям игроков, рынок инвестпродуктов в последнее время растет. «И отчетные цифры, и экспертные оценки говорят о том, что активность населения в части открытия торговых счетов, индивидуальных инвестиционных счетов (ИИС) и пр. будет повышаться, причем очень высокими темпами. Рост по рынку доверительного управления за прошлый год составил порядка 25% рост. Общий объем рынка долевых инвестиций уже превысил сумму 5,5 трлн рублей, а в ноябре-декабре 2017, но нашим прогнозам, будет преодолен рубеж 6 трлн. Также рос рынок инвестиционного страхования жизни (ИСЖ), ИИС», – констатировал Зелимхан Мунаев.

При этом, по его словам, важная роль в этом прогрессе будет принадлежать ключевым игрокам российского финансового рынка – банкам. Вопрос в том, готовы ли они сами принять на себя эту роль. Сегодня далеко не все банки умеют грамотно работать (а, главное, не все хотят) с инвестиционными продуктами, не все имеют развитые специализированные подразделения. Как банки будут себя чувствовать в новой ситуации, как и с кем будут взаимодействовать, как конкурировать?

Как отметил Зелимхан Мунаев, в сложившихся экономических условиях не только частные инвесторы ищут более выгодные способы вложений, но и банки, в свою очередь, пытаются найти источники дополнительного альтернативного заработка, в том числе в виде комиссионных доходов от продажи небанковских продуктов. «Банков много, их рынок неоднороден. У всех разное отношение к небанковским направлениям деятельности. У кого-то созданы инвестиционные подразделения и разработаны свои продукты, у кого-то – нет ни того, ни другого. Кто-то придает большое значение комиссионным доходам, кто-то – нет», – рассказал Зелимхан Мунаев.

По его словам, одним из основных препятствий для учреждения банками своих инвестиционных структур (или поддержания в рабочем состоянии уже созданных) являются соответствующие высокие издержки: на организацию точек продаж, набор и обучение персонала, заработную плату, создание аналитических отделов и экспертизы. В таких случаях банкам может помочь аутсорсинг – партнерство с крупными инвестиционными компаниями и группами, которые имеют всю необходимую инфраструктуру и для которых инвестиционный бизнес является главным – досконально освоенным – видом деятельности. «Такая практика, которая носит название Enterprise Asset Management (EAM) очень широко распространена за рубежом. Если у банка неэффективное, затратное инвестиционное подразделение, в которое уже вложено много денег и расформировывать его жалко, то кредитная организация обращается к профессиональной инвестиционной компании, которая берет активы по инвестпродуктам на внешнее управление, задействует свои мощности, свои алгоритмические стратегии, аналитиков и экспертов. При этом все средства остаются на тех брокерских счетах, на которых они и находились. В результате банк получает больший комиссионный доход за счет увеличения количества операций на клиентских счетах, сам клиент имеет лучший финансовый итог, а инвесткомпания – свои комиссионные в зависимости от результата», – объяснил Зелимхан Мунаев.

«Мне кажется, что если на рынке начнут появляться инвестиционные компании, которые не аффинированы со сложившимися банковскими консорциумами, которые будут предлагать понятные и прозрачные продукты, заниматься их продвижением, будут помогать банкам формировать скрипты продаж, то у таких компаний большое будущее», – поддержал коллегу Александр Арифов, председатель правления «Руна-Банка».

Пресс-конференция «Роль банков в инвестиционном бизнесе. Конкуренция в новой экосистеме»
Пресс-конференция «Роль банков в инвестиционном бизнесе. Конкуренция в новой экосистеме»
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru

Счета для индивидуумов

Отдельное внимание участники пресс-конференции уделили теме ИИС. Хотя в оценках уровня развитости этого сегмента эксперты разошлись. «Этот инструмент имеет очень хорошие перспективы. И банки достаточно активно предлагают его клиентам и неплохо продают», – высказался Зелимхан Мунаев.

«На сегодняшний момент открыто не более 200 тыс. индивидуальных инвестиционных счетов. Это совсем не те цифры, которые позволяют говорить о том, что сегмент развит в достаточной мере. На горизонте трехлетней работы они не впечатляют, хотя и выше планов НАУФОР», – возразил Эльман Мехтиев. По словам Александра Арифова, небольшое количество открытых ИИС – это яркое свидетельство того, что к рынку инвестпродуктов у населения пока нет доверия. Банкир отметил, что в своей практике он столкнулся еще и с тем, что людей настораживает тот факт, что оформлять налоговый вычет по ИИС им придется самостоятельно в налоговых органах, при посещении которых многие ранее имели негативный опыт. «Мы в свое время проводили предварительные маркетинговые исследования относительно возможности инвестиций в ИИС. И основной проблемой участники нашей фокус-группы назвали нежелание ходить за оформлением вычета в налоговую службу. Вопросом продвижения ИИС должны заниматься не только банки и инвестиционные компании, но и государство, которое должно создать условия для снижения административных барьеров», – рассказал Александр Арифов.

Максим Осадчий, начальник аналитического управления, член совета директоров банка БКФ высказал мнение, что активы на ИИС, которые сейчас в сумме не превышают 24 млрд руб. – это копейки, которые не позволяют говорить об ИИС, как о полноценном сегменте инвестиционного рынка. По мнению эксперта, главным тормозом развития ИИС является отсутствие страхования счетов». Я бы не стал питать иллюзий о стремительном росте ИИС. И я вам обещаю, что никакого роста не будет, пока в этой системе не будет предусмотрено страхование вкладов. Хотя бы ограниченное – для определенного набора инструментов и определенных компаний. В последнем случае я имею в виду как раз банки», – сказал Максим Осадчий. На что получил ответ Зелимхана Мунаева, что такой избирательный принцип разделения страхования по провайдерам будет противоречить духу честной конкуренции. А Алина Ветрова добавила, что в этом случае будет не понятно, кто должен «платить за банкет». «Кто будет производить отчисления в систему такого страхования? Сейчас, к примеру, много говорится о страховании вкладов юрлиц. Но как только речь заходит об отчислениях, то сразу возникает напряжение. В случае ИИС все еще больше запутано. Здесь конечными бенефициарами являются эмитенты ценных бумаг. А платить страховые взносы должен банк?», – спросила первый вице-президент АРБР.

Тем не менее, большинство участников мероприятия высказали надежды, что рынок ИИС начнет более динамично развиваться, если будет принят закон, проект которого сейчас находится на рассмотрении в Госдуме и который предусматривает увеличение совокупной суммы денежных средств, внесенных на ИИС в течение календарного года его открытия, с 400 тыс. рублей до 1 млн рублей. Эльман Мехтиев также добавил, что огромным подспорьем может стать внедрение системы удаленной идентификации, которая позволит в числе прочего держателям ИИС избежать общения с налоговыми чиновниками. «Налоговая, кстати, эту систему поддерживает, – отметил Эльман Мехтиев. – И еще я хочу сказать, что очень многое зависит от регулятора, какие он даст стимулы, чтобы население двигалось в сторону инвестиционных инструментов».

«Пока не буде страхования, народ в ИИС не пойдет, я уверен», – не унимался Максим Осадчий.

Под эгидой борьбы с инфляцией

И вообще данный эксперт несколько «смазал» в целом позитивную картину, которую нарисовали остальные его коллеги. В частности, в своем выступлении он коснулся макроэкономических моментов, о которых немногие говорят публично. По его словам, сейчас мы являемся свидетелями процесса, когда происходит переход от структурного дефицита ликвидности к структурному профициту. «Казалось бы, это хорошо, денег много? Но проблема в том, что девать их некуда. В результате активы банков снижаются. За февраль (к январю) на 1,3%, а на 1 марта по сравнению с аналогичным периодом прошлого года – на 4,7%. Еще хуже ситуация с корпоративным кредитным портфелем, за январь он сократился на 1,9%, за год (на 1 марта) – на 12,8%», – рассказал Максим Осадчий.

При этом происходит снижение процентов по вкладам, на что их владельцы реагируют уходом с рынка вкладов, и в результате он стагнирует. «Годовой рост на 1 марта составлял всего 4,8%. Если убрать капитализацию процентов, то мы получим сокращение рынка вкладов. Дальнейшее снижение процентных ставок может привести к еще большему его сжатию. Куда деньги пойдут? Под подушки и привычной дорогой – в недвижимость, к которой у населения больше доверия. Ну и что-то на рынок ценных бумаг», – продолжил эксперт.

При этом он обратил внимание собравшихся, что депозиты ЦБ на этом фоне стали очень мощно расти, в первую очередь из-за депозитных аукционов. «Это означает, что деньги, которые банкам некуда девать, они отдают в Банк России под низкие ставки», – объяснил Максим Осадчий. При этом операции по рефинансированию ЦБ значительно снижаются по сравнению с пиком, который мы видели в начале кризиса. Уход денег ЦБ, по словам Максима Осадчего, является одной из причин сокращения кредитного банковского портфеля. «ЦБ мог бы опустить ключевую ставку, и не откачивая с рынка ликвидность, просто наслаждаться равновесием. Почему же регулятор держит завышенную ключевую ставку (сегодня 9,75%), почему придерживается столь жесткой денежно-кредитной политики, наступая на горло экономическому росту? Классический ответ, который содержится во всех пресс-релизах про ключевую ставку – из опасений инфляционных рисков. Между тем уровень инфляции в марте составил 4,2%, то есть более чем в два раза ниже ключевой ставки. Но, полагаю, что причина другая, о которой ЦБ умалчивает, но которая достаточно очевидна. Что будет, если мы резко снизим ключевую ставку в текущих условиях, при уровне дефицита бюджета – 3 трлн рублей, который вырос с прошлого гола на миллиард? Его надо его как-то покрывать. Поднимать налоги накануне президентских выборов никто не даст. Резервный фонд близок к исчерпанию, на очереди ФНБ. Остается один путь – самый простой – занять. Сегодня около трети рынка ОФЗ, к примеру, обеспечивают иностранные инвесторы. Если снизить ставку, то эти инвестиции, а за ними и российские «побегут». Важный источник пополнения бюджета с помощью заимствований будет перекрыт», – продолжил Максим Осадчий.

На вопрос из зала, почему ЦБ предпочитает осуществлять текущее заимствование вместо того, чтобы обеспечивать рост экономики, эксперт ответил, что по Конституции РФ стимулирование экономического роста не входит в функции Банка России, как, впрочем, и сдерживание инфляции или поддержание курса национальной валюты. По словам, Максима Осадчего, эффект от экономического роста выраженный в социальных выплатах, повышении зарплаты и пр. не будет столь быстрым , как результат от ручного управления. А электорат нужно кормить сейчас, когда на носу выборы. «А вообще, этот вопрос лучше адресовать ЦБ», – заключил специалист.

Москва.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все события »

фото события

+17 -0
425

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Поиск новостей по дате

июня 2017
пн вт ср чт пт сб вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9

Основные курсы и котировки

Finversia-TV

Состояться — значит получать деньги за то, что ты умеешь делать хорошо.
Бенисио Дель Торо